Корнилов Константин Николаевич

1879 год
-
1957 год

Россия (СССР)

Советский психолог-академик.

В 1898-1905 годах был народным учителем в Сибири.

«О том, как Корнилов «был назначен» директором института, рассказывает один из главных психологов Советского Союза Артур Петровский: после революции из России бегут её лучшие умы... «Уезжают музыканты, композиторы, балетмейстеры, но пока психологи находятся на месте, потому что продолжается нормальная работа. А так как они, в основном, заняты эмпирической психологией, то политика, казалось бы, их вообще не должна была волновать и затрагивать.Так продолжалось до 1923 года. Именно тогда происходит первое изменение в нашей науке. В конце 1922 года была опубликована статья Ленина «О значении воинствующего материализма «. Ее, по-видимому, очень внимательно прочитали несколько психологов, и им стало понятно, что надо «перестраивать свои ряды». Первым на это откликнулся ближайший сотрудник Челпанова - Константин Николаевич Корнилов, в прошлом алтайский учитель. На первом психоневрологическом съезде в 1923 году прозвучал его доклад, который буквально оглушил слушателей. Назывался он «Психология и марксизм». В нём Корниловым была поставлена задача перестроить психологию на базе марксизма, диалектического материализма, рассматривая марксизм как единственную философскую базу для развития психологической науки. А до выступления Корнилова психологи ориентировались, в зависимости от позиции того или иного учёного, на разные философские течения: идеал-реализм, неокантианство и многие другие».

Шевцов А.А., Общая культурно-историческая психология, СПб, «Тропа Троянова»,  2007 г., с. 210.

 

Догматически усвоив азы марксизма, К.Н. Корнилов критиковал своего учителя Г.И. Челпанова и рефлексологию В.М. Бехтерева.

В 20-х годах «Споры вращались вокруг вопроса о том, как соотносятся телесное (работа организма) и внутрипсихическое (акты сознания), объективное (внешне наблюдаемое) и субъективное (в образе данного в самонаблюдении), индивидуальное (поскольку сознание неотчуждаемо от индивида) и социальное (поскольку личное сознание зависит от общественного). Эти антитезисы витали перед взором каждого, кто отважился вступить на зыбкую почву психологии, в том числе и призвавшего внедрить в неё марксизм К.Н. Корнилова. Взятое им из арсенала экспериментальной психологии понятие о реакции родилось в попытках примирить указанные антитезы под эгидой диалектического материализма. Реакция и объективна, и субъективна, и телесна, и нематериальна (хотя способность материи являть особые нематериальные свойства - это нечто рационально непостижимое). Она индивидуальна и в то же время представляет собой реакцию на социальную (точнее, классовую) среду. В таком заходе усматривалось преимущество марксистской диалектики, одним из стержневых начал которой служит принцип диалектического единства. С тех пор ссылка на диалектическое единство стала «палочкой-выручалочкой» во всех случаях, когда мысль не могла справиться с реальными трудностями выяснения связей между различными порядками явлений. Термин «единство» в лучшем случае намекал на неразлучность этих связей. Но сам по себе он не мог обеспечить приращение знаний об их динамике и логике, об их детерминационных отношениях. Смысл внедрения марксизма в психологию виделся Корнилову в том, чтобы объяснять её явления так называемыми законами диалектики: переходом количества в качество (например, качественные изменения цвета зависят от увеличения или уменьшения электромагнитных колебаний), единства и борьбы противоположностей (скажем, в соотношении процессов возбуждения и торможения), отрицания отрицания (так, инстинктивные бессознательные реакции переходят в сознательные, которые, в свою очередь, автоматизируясь, совершаются без участия сознания). Подобный квазиметодологический подход сводил объяснения к «сумме примеров», иллюстрирующих «вселенские» принципы сведениями о психологических феноменах. «Готовый» закон прилагался к «готовым» фактам. Подобный способ объяснения, в котором усматривалась сила марксистского метода, ничем не обогащал ни знания о психологических закономерностях, ни об эмпирии, которая им подвластна. Его эвристическая ценность была ничтожна».

Ярошевский М.Г., Марксизм в советской психологии ( к социальной роли российской науки), в Сб.: Репрессированная наука / Под ред. М.Г. Ярошевского, Выпуск II, СПб, «Наука», 1994 г., с. 27.

 

В 1923-1930 и 1938-1941 годах – К.Н. Корнилов директор Института психологии. 1928 по 1931 годах - редактор советского журнала «Психология».

 

 

«В результате реактологических исследований не было выявлено никаких конкретных психологических закономерностей, кроме очень незначительных сведений о скорости протекания элементарнейших реакций человека. Правда, Корнилов считал, что открыл новый закон, названный им «Законом однополюсной траты энергии», который заключался в следующем.

Чем больше энергии тратится на мыслительные процессы, тем меньше её остается для проявления движений вовне, то есть, грубо говоря, умственные и физические проявления обратно пропорциональны друг другу.

В принципе эта связь была известна очень давно, обсуждалась, кстати, тем же Сеченовым, но только Корнилов сделал отсюда сверхобобщающие выводы».

Соколова Е.Е., Тринадцать диалогов о психологии, М., «Смысл», 2003 г., с. 285.

 

Новости
Случайная цитата
  • Поддержка разведчиков «дальнего будущего» по. Г.С. Альтшуллеру
    В фантастическом рассказе «Полигон «Звёздная река»», описывается проблемная ситуация, когда некий исследователь накапливает энергию для решающего научного эксперимента в течение 60-ти лет «Но прошло семнадцать лет – и почти всё готово» (с. 270). Происходит катастрофа с подземоходом. Экипаж в опасности, Чтобы к нему пробиться, можно сделать эклектропобой «Образуется скважина с оплавленными стенками» (с. 274). Но для электропробоя требуе...