Гауди Антонио

1852 год
-
1926 год

Испания

Каталонский архитектор, представитель стиля модерн. В XX и XXI веке неоднократно назван гением архитектуры.

Антонио Гауди с детства страдал ревматизмом, препятствующим подвижным играм с другими детьми, но не мешающим длительным одиночным прогулкам, в том числе у моря, к которым он питал пристрастие всю свою жизнь. Впоследствии формы облаков, скал, деревьев, листьев, фигур из песка, улиток, животных и т.п. стали источниками его архитектурных фантазий…

У Антонио Гауди были разные глаза: один - близорукий, другой - дальнозоркий, но он не любил очки и говорил: «Греки очков не носили»…

Антонио Гауди никогда не был женат. «Обречённый на безбрачие, Гауди относился к своей неудачной личной жизни с известной долей фатализма. Позже он, подобно многим испанским мистикам «золотого века», избрал «живое пламя любви», духовное паломничество, которое вело к Богу и одобряло отказ от личного и отречение от плотских желаний. Он навсегда отказался от женского общества, превратившись в женоненавистника, который бранил своих помощников, если они посещали кафе с сомнительной репутацией или если их видели прогуливающимися с женщинами».

Гиз Ван Хенсберген, Гауди - тореадор искусства, М., «Эксмо», 2004 г., с. 92-93.

 

Решающим фактором для реализации замыслов молодого архитектора оказалась его знакомство в 1883 году с графом и текстильным магнатом Эусебио Гуэлем / Eusebio Guell, который давал ему дизайнерские и архитектурные заказы и позволял самовыражаться  в них в течение 35 лет…

«В 1913 году в интервью репортеру газеты из Монтевидео «LaRazyn» Гауди сказал: «Люди делятся на две категории: люди слова и люди дела. Первые говорят; вторые действуют. Я лишён дара адекватно выражать себя словами. Я не способен объяснить кому бы то ни было свои художественные концепции. Я даже не формулирую их. У меня никогда не было времени размышлять над ними. Всё своё время я посвящал работе».

Гиз Ван Хенсберген, Гауди - тореадор искусства, М., «Эксмо», 2004 г., с. 10.

 

Последние годы жизни глубоко религиозный мастер посвятил созданию Собора Святого Семейства / Escoles de la Sagrada Familia,  в Барселоне. Антонио Гауди задумал храм высотой в 45 метров с 12 башнями (по числу апостолов), четырьмя колокольнями (по числу евангелистов) и двумя шпилями, посвящёнными Христу и Богоматери (их высота должна была достигать 170 метров); внутреннее пространство должно было вмещать 30 000 верующих. Архитектор мечтал создать «Книгу в каменных страницах». Три фасада отражают важнейшие евангельские события: «Рождество Христово», «Страсти Христовы» и «Воскресение»; эти темы раскрываются в огромных панно и рельефах, сплошь покрывающих стены собора. По замыслу архитектора, колокола собора должны были звучать как оргáн. Учитывая грандиозность замысла, Антонио Гауди знал, что не успеет закончить собор…

«Становление утопии вокруг храма Саграда Фамилиа определялось возраставшей религиозностью мастера, которая побуждала отодвигать на задний план светское и материальное, устремляясь прежде всего к духовным ценностям и их символическому воплощению. Гауди рассматривал себя как инструмент высших сил. Он утверждал: «Такая работа должна быть продуктом длительного периода: дольше - лучше... Произведение одного человека остаётся неизбежно ограниченным и умирает, едва родившись». Рассматривая храм как дело нескольких поколений, Гауди не стремился жёстко зафиксировать проектом свой замысел, предпочитая непрерывно вносить в него уточнения по мере реализации. Он организовал строительство по примеру средневековых артелей, где каждое частное решение обсуждалось с рабочими. С 1914 г. Гауди оставил другие проекты, целиком посвятив себя строительству храма. Его эстетическая утопия обретала религиозно-мистический характер».

Иконников А.В., Утопическое мышление и архитектура, М., «Архитектура-С», 2004 г., с. 171.

 

Однажды, погружённый в свои мечты, Антонио Гауди погиб, сбитый трамваем недалеко от собора. Гауди был похоронен в своём любимом детище - строящемся соборе.

В качестве эпитафии А. Гауди выбрал себе строки своего соотечественника - Раймунда Луллия:

Я старый человек, бедный и осмеянный всеми,
И никто из людей не поможет мне
В том великом труде, который я взвалил на себя.
Я задумал величайшее в мире дело
И служил многим хорошим примером:
И вот я нелюбим и неизвестен.

 

На рубеже XX-XXI веков строительство собора было продолжено…

«Антоний Гауди оставил по себе восемнадцать сооружений. Все - в Испании, четырнадцать из них - в Каталонии, из них двенадцать - в Барселоне. Он почти не покидал свой город и свою провинцию, за пределами страны бывал, кажется, лишь во Франции и Марокко, отказывался говорить по-испански, идя даже на то, чтобы объясняться с рабочими через переводчика. Кстати, ударение в его фамилии - на последнем слоге: каталонский звучит по-французски. Двенадцать работ на большой город. Не много, но Гауди сфокусировал стандарты, задал уровень. Определил стиль. В данном случае речь даже не о стиле арт-нуво (или модерн - в России, или югендштиль - в Германии, или либерти - в Италии), выдающимся мастером которого был Гауди, а то, что он показал: дома, парки, церкви можно не строить, а ваять. Архитектура как скульптура, зодчество как ваяние - вот что такое Гауди. Плавность, гладкость, обтекаемость, отсутствие прямых линий и острых углов, яркие цвета и аппликации - всё, что характерно для архитектуры арт-нуво, - Гауди словно одухотворил: его дома не воспринимаются конструкциями».

Вайль Пётр, Гений места, М., «Колибри», 2006 г., с. 287.

 

«Среда, из которой он вышел, была чужда интеллектуальной рефлексии. Он не стремился зафиксировать в неких связных текстах своё осмысление творчества; он не писал статей и не читал лекций. Его мысли сохранились только в виде скудной коллекции афоризмов, воспроизведённых его помощниками, посетителями или прессой (личный его архив сгорел в 1936 г.). Сложную эволюцию идей Гауди можно проследить только по его творчеству (что нелегко, поскольку реализация замыслов растягивалась, задуманное ранее осуществлялось параллельно с тем, что принадлежало последующим стадиям развития)».

Иконников А.В., Утопическое мышление и архитектура, М., «Архитектура-С», 2004 г., с. 164.

 


Многие современные туристы посещают Барселону только из-за шедевров Антонио Гауди…

 

На развитие творчества Антонио Гауди оказали идеи французского архитектора, реставратора и писателя Виолле-ле-Дюка о сочетании различных стилей в современной архитектуре; английского просветителя Джона Рёскина и музыка Рихарда Вагнера.

 

Новости
Случайная цитата
  • Дельфийский оракул
    «С тех самых пор, как на крутом скалистом южном склоне горы Парнас забил волшебный Кастальский источник, люди стали приходить сюда все чаще. Купаясь в этом источнике, они очищались от всяких злых дел и преступлений, становились пророками и поэтами. Недалеко от этого места был и другой священный источник - Кассотида, из которого пили и тоже чувствовали прилив пророческого вдохновения. Здесь же, в скале Парнаса, была глубокая трещина, из которой исходили холодные ядовитые испарения. Если сюда прих...