Кобзон Иосиф Давыдович

1937 год
-
2018 год

Россия (СССР)

Отечественный эстрадный певец.

О популярности артиста: «Когда мои студенты в Гнесинском институте спрашивают «Как Вам 40 лет удаётся сохранять такую популярность?» - я говорю: «Видите, Вас волнует этот вопрос, а меня - нет. И никогда меня не волновало, кто популярней меня? Но я всегда стремился быть не ниже профессионального уровня тех артистов, с которыми мне приходилось выступать. Иначе меня перестали бы приглашать для совместных концертов. А потом... каждый раз не кому-то, а самому себе я стремился доказать, что я - Кобзон, т.е., что то-то и то-то у меня было не случайно, и что я могу это сделать снова и снова. И сделать даже лучше, чем это было прошлый раз. Короче говоря, -  говорю я студентам, - когда Вы будете меньше думать о популярности, а больше делать что-то хорошо и очень хорошо или делать что-то по-настоящему новое и нужное, тогда из Вас, возможно, действительно что-то получится».

Кобзон И.Д., Как перед Богом, М., «Известия», 2006 г., с. 35-36.


О бремени популярности: «... Я не знаю ни одной известной личности в истории искусства, которая бы не подвергалась гонениям. Особенно со стороны бездарных чиновников, рассуждающих примерно так: «Ах... Ты личность? А вот я не подпишу тебе какую-нибудь бумажку, и всё! Сразу перестанешь быть личностью! Сразу поймёшь, что ты - букашка...».

Кобзон И.Д., Как перед Богом, М., «Известия», 2006 г., с. 245.

 

 

«Я делала прощальный тур Иосифа Кобзона, который длился 22 часа (в телеэфире он был 18 часов).
Мы начали в 19.00 и закончили в 5 утра. Я сказала: «Стоп, мотор!» В конце телеверсии он опускался на колени, целовал сцену и говорил: «Прощай, моя сцена!» Это было окончание телевизионного концерта.

Закончили запись, я ушла из-за режиссёрского пульта, за которым снимала. Утро, иду по коридорам за кулисами, а он продолжает петь. В зале оставалось человек 50-70, но он всё равно пел для них.

Они были в потрясении, никто не уходил, концерт продолжался до семи утра. Это притом, что мы начали в семь вечера. Я помню этот тур как сейчас, потому что для меня он стал абсолютным рекордом. Я еле держалась на ногах, но я всё это время просидела за пультом, а Кобзон на ногах отработал весь концерт без единого антракта. Кроме того, мало кто об этом знает, так что я раскрою секрет Иосифа Давыдовича: он терпеть не может мятой одежды. Если он надел концертный костюм, в котором выходит на сцену, он больше в этот вечер не присядет.

И всю ночь своего прощального выступления он провёл на ногах, ни разу не присев с семи вечера до семи утра.

Сменялись люди, гости на сцене, Иосиф Давыдович был великолепен, каждому уделял внимание. Он исполнил все песни из своего репертуара...

Я помню, как после часа ночи я стала «умирать», у меня затекло всё тело, в глазах рябило, а на сцене человек старше меня стоит, поет и великолепно себя держит. Ни признаков усталости, ни намеков на небрежность. Безупречный вид и отличное исполнение. Я поняла, что, несмотря на всю свою усталость, я просто не могу расслабляться. Не имею права. Так мы и провели этот концерт, словно участники одного марафона: он на сцене, я за пультом. Я так была увлечена - не просто концертом, сменяющимися номерами, а им самим».

Лина Арифулина, Корпорация звёзд: как стать звездой и остаться человеком, М., «Fashion Books», 2007 г., с. 70-71.

 

Новости
Случайная цитата
  • Принципы / правила спора по Д.С. Лихачеву
    «В жизни приходится очень много спорить, возражать, опровергать мнение других, не соглашаться. Лучше всего проявляет свою воспитанность человек, когда он ведёт дискуссию, спорит, отстаивая свои убеждения. В споре сразу же обнаруживается интеллигентность, логичность мышления, вежливость, умение уважать людей и... самоуважение. Если в споре человек заботится не столько об истине, сколько о победе над своим противником, не умеет выслушать своего противника, стремится противника «перекричать», ис...