Алексеев Ростислав Евгеньевич

1916 год
-
1980 год

Россия (СССР)

Русский конструктор судов на подводных крыльях, экранопланов и экранолётов; разработчик новых принципов движения судов на границе воздуха и воды.

Наиболее известные неспециалистам разработки Р.Е. Алексеева – суда на подводных крыльях: «Ракета», «Метеор» и «Комета».

 

Понимание времени Р.Е. Алекссевым – «… целая жизненная философия. Он уважительно относился к каждой секунде. Ход его рассуждений на эту тему сводился к следующему. Продолжительность человеческой жизни в среднем около двух миллиардов секунд. Исключим детство и старость, расход времени на еду, сон, развлечения. Остаётся один миллиард. Но и он подвержен инфляции, ибо немало этих мгновений съедает бюрократия, очереди, бытовые неурядицы. Поэтому будем его считать миллиардом в старых ценах. Алексеев вел подсчёт не от педантичности. Это шло у него от чувства огромной ответственности, от сознания необходимости успеть выполнить ту огромную задачу, которую он взял на себя по созданию скоростных судов. От этого требовательность его к себе и к коллегам. Один из сотрудников Алексеева приводит такой факт: - Я ехал с Ростиславом Евгеньевичем на «Волге» на испытательную станцию. Проезжая по дамбе Горьковской ГЭС, я заметил ему, что он, как всегда, превышает установленную скорость. Выслушав, он попросил меня произвести в уме ряд арифметических подсчетов. Выполнив его просьбу, я сказал, что результат равен примерно 90. «Столько рабочих дней, - сказал он, - я сэкономил за счёт превышения скорости при езде по дамбе за 20 лет». И сотрудник далее даёт пояснение: по дамбе езда разрешена со скоростью 60 километров в час, а он ехал почти вдвое быстрее».

Ильин В., Ростислав Евгеньевич Алексеев, в Сб.: Советские инженеры / Сост. А.Б. Иванов, М., «Молодая гвардия», 1985 г., с. 388.

Новости
Случайная цитата
  • Историцизм и будущее философии по Морицу Шлику
    «В результате такого исторического разбора философских взглядов мы прежде всего убеждаемся, что не можем испытывать доверие ни  к одной системе. В таком случае, - если мы не можем быть картезианцами, спинозистами, кантианцами и т.д., - нам, видимо, только и остаётся стать скептиками, и мы начинаем склоняться к мысли, что никакая истинная система философии вообще невозможна. Ведь если бы истинная система существовала, то о ней хотя бы догадывались, она каким-то образом обнаружила бы себя. Однако...