Приемы / способы манипуляции мужчинами по Лиле Брик

«Страдать Володе полезно, 
он помучается и напишет хорошие стихи…»

Лиля Брик о Владимире Маяковском.

 

 

По признанию современников Лиля Брик не обладала хорошей фигурой (чтобы скрыть худые ноги,  она была первой женщиной в Москве, надевшей брюки), не являлась красавицей в портретном смысле слова, но, как свидетельствует последний муж:

«… знала секреты обольщения, умела заинтересовать разговором, восхитительно одевалась, была умна, знаменита и независима. Если ей нравился мужчина и она хотела завести с ним роман - особого труда для неё это не представляло. Она была максималистка, и в достижении цели ничто не могло остановить её. И не останавливало. Что же касалось моральных сентенций...

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают, - говорила она. - И разрешать ему то, что не разрешают ему дома. Например, курить или ездить, куда вздумается. Ну а остальное сделают хорошая обувь и шёлковое десу».

Семейное положение «объекта» или его отношения с другими женщинами не служили для неё преградой - она всегда добивалась успеха. Лишь раз произошла осечка - это был Всеволод Пудовкин. Он не желал перейти границ дружеских отношений, что сильно задело Лилю Юрьевну. Маяковский был в отъезде. Когда же она рассказала ему об этом, «он как-то дёрнулся и вышел из комнаты», - писала ЛЮ.

Нетрудно представить, какое страдание причинило ему это откровение. Нетрудно представить, о чем он подумал, выйдя из комнаты: «Вот пред тобой моё сердце, полное любви, открытое тебе... Вот пред тобой я, готовый для тебя на всё... Зачем же ты...»

Не поймать меня на дряни,
На прохожей паре чувств,
Я ж навек любовью ранен,
Еле-еле волочусь.

Но ЛЮ - в отличие от него - ловилась «на прохожей паре чувств», хотя обставляла романы респектабельно, красиво рисовала их в глазах окружающих, утверждая, что так и должно быть - и только так! Она никогда не делала из своих связей тайны.

«Знал ли Маяковский о ваших романах?
- Знал.
- Как он реагировал?
- Молчал», - слышен её ответ на магнитофонной ленте».  […]

Круг её интересов всегда был широк, но больше всего она любила поэзию, отлично её знала и разбиралась в ней как никто. Недаром Маяковский все свои вещи первым делом читал ей и всегда прислушивался к её замечаниям, если таковые появлялись. Она была для него абсолютным авторитетом, недаром одну из своих книг он надписал: «Лилиньке, автору стихов моих. Володя». Он говорил:

- Лиля всегда права.
- Даже если она утверждает, что шкаф стоит на потолке? - спрашивал Асеев.
- Конечно. Ведь с позиции нашего второго этажа шкаф на третьем этаже действительно стоит на потолке.

В воспоминаниях художника Нюренберга есть примечательные строки: «Это была женщина самоуверенная и эгоцентричная. Маяковский, что меня удивляло, охотно ей подчинялся, особенно её воле, её вкусу и мере вещей. Это была женщина с очень крепкой организованной волей. И вся эта воля приносила, мне кажется, пользу творческой жизни поэта. Конечно, она не была Белинским, но она делала замечания часто по существу. Я был свидетелем, когда она делала ему замечания и он соглашался».

Катанян В.А., Прикосновение к идолам. Воспоминания, М., «Захаров», 2002 г., с. 95 и 100.

 

«О Лиле Юрьевне писали многие. При её жизни - чаще в дневниках и в воспоминаниях, которые ещё готовились к печати. Книги о ней появились только после её смерти. С разными названиями и разным отношением. Но тайны этой женщины они не раскрывают. Я только позволю здесь несколько цитат из устной речи Лили Юрьевны, пересказанных мне её молчаливой подругой тридцатых годов Галиной Дмитриевной Катанян. 

Про романы:

«Это так просто! Сначала надо доказать, что у вас красивая душа. Потом - что он гений и, кроме вас, этого никто не понимает. А уж остальное доделает красивое «dessous» и элегантная обувь».

«Если вы хотите завоевать мужчину, надо обязательно играть на его слабостях. Предположим, ему одинаково нравятся две женщины. Ему запрещено курить. Одна не позволяет ему курить, а другая к его приходу готовит коробку «Казбека». Как вы думаете, к которой он станет ходить?».   

Демидова А.С., Бегущая строка памяти: автобиографическая проза, М., «Эксмо», 2003 г., с. 166.

 

В.В. Маяковский «…привёз из-за границы машину и отдал её в полное пользование Лили Юрьевны. Если ему самому нужна была машина, он всегда спрашивал у Лили Юрьвны разрешения взять её. Лиля Юрьевна относилась к Маяковскому очень хорошо, дружески, но требовательно и деспотично. Часто она придиралась к мелочам, нервничала, упрекала его в невнимательности. Это было даже немного болезненно, потому что такой исчерпывающей предупредительности я нигде и никогда не встречала - ни тогда, ни потом. Маяковский рассказывал мне, что очень любил Лилю Юрьевну. Два раза хотел стреляться из-за неё, один раз он выстрелил себе в сердце, но была осечка».

Полонская В.В., Воспоминания о В. Маяковском, в Сб.: Серебряный век. Мемуары, М., «Известия», 1990 г., с. 586-587.