Авария ракеты Р-16 на космодроме

«Из материалов комиссии Л.И. Брежнева вытекает очевидный вывод: первая ракета Р-16 (8К64 № ЛД-1-ЗТ) против здравого смысла и логики была отправлена на полигон «сырой», с крупными дефектами и недоработками.

Заметим, что в последующем на доводку этой ракеты и подготовку её к полигонным испытаниям потребовалось около четырёх месяцев. Вокруг этой ракеты создалась сложная ситуация. На неё делалась большая ставка. В ней нуждалась оборона страны. Отработка ракеты Р-16 находилась непосредственно в поле зрения правительства и лично Н.С. Хрущёва. Они требовали ускорения работ.

Нажим на разработчиков и заказчиков со стороны центра был усиленным.

Но разработчики ракеты (завод «Южмаш» г. Днепропетровск) и заказчики - ГУРВО не осмелились доложить правду о неготовности ракетного комплекса Р-16. Мы, военные испытатели полигона, настаивали не отправлять «сырой» ракету Р-16 с завода на полигон. Но на наши возражения со стороны разработчика и заказчика последовало авантюрное решение: ракету Р-16 отправить на полигон.

Расчёт строился «на авось», доработать на полигоне. Там же отработать и технологию её испытаний. Такая позиция устраивала обе стороны. Прежде всего центр: ведь ракета на полигоне, значит, дело двинулось. А разработчик и заказчик избавились от гнетущего «пресса». Отправке «сырой» ракеты на полигон способствовала «медвежья» услуга ГУРВО и военных представителей всех уровней, давших санкцию на отправку ракет на полигон, действуя против совести, в угоду начальству и разработчику. Сложившаяся система отработки ракеты рухнула, не выдержала давления центра.

Итак, ракета Р-16 (первая испытательная) спешно была отправлена на полигон. Мы, полигонщики, были поставлены перед фактом и постепенно становились заложниками ситуации. Полигон не располагал испытательными стендами и оборудованием. Мы оказались в запутанном лабиринте событий: испытания в МИКе длились более месяца, но они не выявили те дефекты в ракете, особенно в системе управления, которые привели к трагическим событиям на старте. Авантюризм власть имущих приблизил беду и несчастье, которые невозможно было предвидеть.

В актах комиссии Л.И. Брежнева о данной причине умалчивается. Вероятно, это невыгодно было обнажать. На самом деле так и было, все закончилось катастрофой...


21 октября 1960 г. в 8.00 началось транспортирование ракеты на старт. Установка ракеты на пусковой стол прошла нормально. Были подключены все коммуникации, начались электрические испытания. При этом выявившийся ряд неисправностей устранялся конструкторами, заводчанами и испытателями. Это были первые сигналы неблагополучия результатов испытаний на технической позиции. […]

Чего же не хватало?

Не хватало главного - разумной технологии испытаний первой ракеты, конкретных знаний её конструкции и исполнения, заложенных в схеме и конструкции ракеты. Работа шла в потёмках, вслепую, «на авось».

Отказы в автоматике двигательной установки при заправке ракеты не были глубоко исследованы, не были оценены последствия, не были восприняты в качестве сигнала возможного бедствия. Уверенность технического руководства, испытателей и специалистов была непреклонной: надо идти дальше. Вполне вероятно, что многие участники успешных запусков ракет Р-12 и Р-14 оказались в плену иллюзорных убеждений в безопасности пуска ракеты. Чем дальше в лес, тем больше дров. Испытания продолжались, за этим последовал ряд ошибок: не был проведён дополнительный анализ возможных аварийных ситуаций, тем более на заправленной ракете и с задействованными батареями.

Наши попытки добиться прекращения испытаний, слива топлива и снятия ракеты с пускового стола были отклонены. Такой вариант оценивался как невыгодный, как отступление назад. К тому же отсутствовала разработанная технология слива компонентов ракетных топлив, без которой слив был невозможен; также оказалось невозможно использование ракеты Р-16 после слива. В результате мы оказались в западне.

А в 18 ч 45 мин. (Время – местное – Прим. И.Л. Викентьева) этого же дня произошёл непредвиденный за пуск двигателей второй ступени и взрыв ракеты, который повлёк большие человеческие жертвы. […]

Непосредственной причиной катастрофы явился недостаток комплексной схемы системы управления, допускающей несвоевременное срабатывание ЭПК ВО-8, управляющего запуском маршевого двигателя II ступени при проведении предстартовой подготовки. Этот недостаток не был выявлен при проведении всех предшествующих испытаний.

Из всех обозначенных причин, в том числе комиссией Л.И. Брежнева, не сказано о главной, изначальной причине. Суть её: роковые ошибки в разработке и проектировании системы управления ракеты. Отсюда начиналась беда и несчастье.

Рок взял верх над разумом».

Башилова Е.Ю., Головкина Т.А., «Наказывать никому не будем…» Пожар во время испытаний ракеты Р-16, в Сб.: Космос. Время московское, Сборник документов / Сост. Т.А. Головкина, А.А. Чернобаев, М., Изд-во РГГУ, 2011 г., с. 412-415.