Меры против уловок в спорах по А.И. Поварнину

«1. Кто хорошо изучил уловки софистов и умеет сейчас же распознавать их, тот в значительной мере обезопасит себя от них. Как отвечать на каждую из них в том или ином случае - зависит от такта, находчивости и т. д. спорщика.

«Прописать особое лекарство» против каждой из них и для всех обстоятельств вряд ли возможно. Можно сказать только одно: кто предпринимает в споре все те предупредительные, «профилактические», так сказать, меры, какие мы указали в этой книге, тот в значительной мере охранит себя от всяких поползновений софиста.

Главнейшие из них такие:

а) спорить только о том, что хорошо знаешь. Помнить, словом, наставление щедринского ерша «карасю-идеалисту»: «чтобы споры вести и мнения отстаивать, надо, по меньшей мере, с обстоятельствами дела наперёд познакомиться»;

б) не спорить без нужды с мошенником слова или с человеком, «хамоватым» в споре, а если надо спорить, то быть всё время «начеку»;

в) научиться «охватывать» спор, а не брести от довода к доводу;

г) всячески сохранять спокойствие и полное самообладание в споре - правило, особенно рекомендуемое;

д) тщательно и отчётливо выяснять тезис и все главные доводы - свои и противника.

Если при этом спорщик знает хорошо и распознавать умеет быстро хотя бы все те уловки, которые указаны в этой книге, то софист редко может надеяться на успех своих уловок.

Иные считают нужным «разоблачать» уловки, а вместе с ним и софиста. На это можно сказать так: когда дело идёт о софизме - лучше никогда не прибегать к этому средству или в самых редких очевидных случаях. Когда дело идет о других уловках - не о софизмах - то иногда наоборот: самое лучшее средство «разоблачить» уловку. Но здесь есть много таких простых уловок (не софизмов), на которые лучший и единственный разумный ответ - не поддаваться им.

2. «Обличать» в софизме - ведь это в огромном большинстве случаев сводится к тому же «чтению в сердцах», сознательному или бессознательному: тут ведь дело идет о намерении человека, о намеренной ошибке. Обвинив в софизме - надо доказать обвинение, иначе это будет совершенно недопустимое, «голословное обвинение».

А чтобы доказать его, надо а) доказать, что есть ошибка в доказательстве, и б) доказать, что она сделана намеренно. Первое - часто доказать нетрудно. Но доказать с достоверностью наличность намерения «смошенничать в споре» в большинстве случаев очень трудно или невозможно. При этом спор может принять крайне тяжёлый, неприятный личный характер, и мы окажемся при недоказанном нами обвинении.

Надо помнить и то, что очень часто подобное обвинение не совершенно достоверно и для нас самих; а нередко, если оно и кажется нам достоверным, может казаться таковым ошибочно. Мы ведь здесь не застрахованы от промахов. По всему этому гораздо проще и разумнее ограничиться только указанием ошибки в рассуждениях противника, не входя в обсуждение - намеренная она или нет. Этого ведь и вполне достаточно, чтобы разбить его доказательство. Остальное, как говорится, «от лукавого». Предоставим софистам обвинять собеседников в «софизмах», - благо это одна из-за любимых уловок. Как им её не любить, ведь это обвинение нельзя часто опровергнуть, как нельзя, конечно, и доказать. Но впечатление на слушателей спора и т. д. она может оставить, отчасти по принципу: «клевещите, клевещите, что-нибудь да прилипнет».

3. Зато такие уловки, как палочные доводы, аргументы к «городовому», срывание спора, инсинуации и т. д., и т. д., должны быть везде разоблачаемы, где только можно их доказать. Сущность же их такого характера, что доказать их наличность не составляет часто особого труда. Правда, на противника-софиста такие разоблачения влияют сравнительно редко: по большей части человек, сознательно прибегающий к ним, обладает довольно толстой кожей, и его «разоблачениями» не проймешь. Он будет продолжать своё дело. Но есть люди, которые пускают в ход такие уловки по недостаточной осознанности, «не ведают, что творят».

Такие люди могут и «устыдиться», увидев воочию яркое изображение сущности своей уловки. Полезны подобные разоблачения и для слушателей и для читателей. Наконец, вообще говоря, молчать, и без протеста переносить подобные приёмы там, где можно доказать их наличность, - поступок даже противообщественный. Это значит - поощрять их в дальнейшем. Протест в этих случаях - наш долг, хотя бы и нельзя было ожидать от него осязательного результата. Но, конечно, где наличность подобных уловок недоказуема, - приходится помолчать по тем же причинам, как и при софизмах.

Психологические уловки - внушение, отвлечение внимания, приёмы; направленные на «выведение из себя» противника и т. д. тоже обычно не требуют «разоблачения». Доказывать их наличность часто трудно, почти всегда - не к месту. Это сводит спор на личности, в грязь. Лучшее средство против них - поскольку это дело касается нас - не поддаваться им; на «внушение» отвечать соответственными приёмами со своей стороны и т. д., и т. д., и т. д.

4. Последний совет касается важного вопроса: позволительно ли на уловки отвечать в споре соответствующими уловками. Можно ответить на него так: - есть уловки, непростительные для честного человека ни при каких обстоятельствах. Напр., такова гнусная уловка «расстроить» противника перед ответственным, важным спором, чтобы ослабить его силы; или «срывание спора» и т. д., и т. д. Есть всегда позволительные уловки, о которых мы говорили в начале этого отдела, - напр., оттянуть возражение и т. п. Остальные уловки - область, о которой мнения расходятся. Одни считают себя не вправе пускать их, хотя противник прибегает к самым гнусным приёмам; другие - по большей части практики - думают, что они в таком случае позволительны. К числу подобных сомнительных уловок относятся софизмы. Одни никогда не опускаются до софизмов, другие считают софизмы иногда позволительными. Это уже дело совести.

В оправдание тем, кто на софизмы отвечает софизмами и другими уловками, можно сказать следующее. Вообще существует два способа борьбы с софизмом:

а) показать с очевидностью, что доказательство неправильно, «раскрыть ошибку»; и

б) ответить другим софизмом или уловкой, парализующей софизм противника. К сожалению, во многих случаях он на практике или вовсе не применим, или чрезвычайно затрудняет спор и ослабляет впечатление.


Продолжение »