Врождённое дарование к предсказаниям Мишеля Нострадамуса...

Я пронизывал настоящее минувшим и грядущим и учитывал, как будут развиваться события во всех странах в точном соответствии с тем, что здесь написано.

Я не присочинил ничего лишнего к тому, что действительно должно произойти, хотя сказано: Quod de futuris nоn est determinata omnino Veritas (Нельзя с абсолютной точностью определить то, что имеет самое прямое, непосредственное отношение к будущему).

И это верно, Ваше Величество, что моё врождённое дарование унаследовано мной от моих предков. Я думаю, что могу предсказать многое, если мне удастся согласовать врождённый инстинкт с искусством длительных вычислений. Но для этого необходимы большое душевное равновесие, предрасполагающее к прорицаниям состояние ума и высвобождение души от всех забот и волнений. Большую часть моих пророчеств я предсказывал с помощью бронзового треножника ех tripode оеnео, хотя многие приписывают мне обладание магическими вещами, которые, по сути дела, являются ничем, ибо их нет не только у меня лично, но и вообще у кого бы то ни было.

Только бессмертный Бог, исследовавший все глубины человеческого сердца, благостный, справедливый и милосердный, достоин быть истинным нашим судьей. (Мишель Нострадамус, не мог не ссылаться на Бога, поскольку католическая церковь интересовалась у него: откуда, то есть, по обычаям того времени – не от самого ли дьявола и как берутся его предсказания? Более того, в ряде не цитируемых здесь фрагментов, он указывает, что его дарование – от Бога – Прим. И.Л. Викентьева).

Я молю его защищать меня от ярости и клеветы злых и невежественных людей, одержимых волей допрашивать и преследовать, а ведь Ваши древние предки, короли Франции, исцелялись от духовного недуга, называемого королевской злостью; были же и есть те, которые нашли действенные способы лечения искусанных ядовитыми тварями; не таковы ли и пророки, которые, руководствуясь не обманувшим их инстинктом, не только верно предвидят то, что есть и будет, как правильно предвидели то, что было, но и предчувствуют самое страшное из того, что должно произойти, настолько страшное, что об этом лучше здесь не говорить.

Я действую вопреки тем, в ком длительное время бессильно задушить ярость духа. Я надеюсь, что после моей кончины к трудам моим отнесутся с большим почётом и доверием, чем отнеслись тогда, когда был жив…

Мишель Нострадамус, Послание королю Герниху II /Центурии, СПб, Азбука, 1997 г., с. 120.