Четыре преграды для науки по Чарльзу Пирсу

«Мне хотелось бы привлечь Ваше внимание к четырём достаточно известным формам, в которых это зловредное заблуждение атакует наше знание:

137. Первая есть форма абсолютного утверждения (assertion). Тот факт, что мы не можем в науке ни в чем быть окончательно уверены - это древняя истина.

Этому учили в Академии. И всё же наука была и остаётся наводненной в высшей степени самонадеянными утверждениями, и в особенности это касается тех недобросовестных людей, которые во всякое время больше занимали себя наставлениями другим, нежели собственно познанием нового. Несомненно, некоторые геометрии до сих пор подают как самоочевидную истину положение, по которому, если две прямых линии, проведённые в одной плоскости, пересекаются с третьей таким образом, что сумма внутренних углов с одной стороны меньше, чем два прямых угла, эти две линии пересекутся с указанной стороны, если будут продолжены на достаточное расстояние. Евклид, чья логика была более аккуратна, лишь упоминает об этом положении как о Постулате или спорной Гипотезе. Но даже он помещает среди своих аксиом пропозицию, что часть меньше, чем её целое, вступая тем самым в конфликт с самыми новыми достижениями современной геометрии. Зачем нам останавливаться в рассмотрении случаев, в которых, дабы узреть, что утверждение не имеет абсолютных гарантий, требуется определенная тонкость мысли, когда в каждой книге, соотносящей философию с жизненным поведением, выносятся в качестве положительной очевидности пропозиции, в которых усомниться настолько же легко, насколько и поверить?

138. Второй тип преграды, которую философы часто возводят на пути исследования, состоит в утверждении, что то, другое или третье никогда не может быть известно.

Когда Огюст Конт встал перед проблемой спецификации всякого положения дел, знание которого совершенно недостижимо для человека, он воспользовался примером знания химического состава неподвижных звёзд; вы можете прочесть об этом в его Philosophie positive. Но на только что напечатанных страницах этого труда, едва высохли чернила, когда был изобретен спектроскоп, и то, что Конт обозначил как абсолютно непознаваемое, уже получило тогда частичное определение. Мне очень легко подыскать пример вопроса, ответ на который для меня в настоящее время дать не представляется возможным. Но доказывать (aver), что ответ не будет получен завтра, несколько рискованно, ибо часто лемех исследования вскрывает наименее вероятную из истин. И когда выносится положительное утверждение о невозможности обнаружить истину, таковое утверждение, в свете современной истории, кажется мне ещё более рискованным, нежели путешествия Андре.

139. Третья философская стратегема, затрудняющая исследование, заключается в утверждении, что тот, другой или третий элемент науки является основополагающим, предельным, независимым от чего бы то ни было и абсолютно недоступным для экспликации - не столько по причине какого-то дефекта в знании, сколько за счёт того, что за ним нет ничего, что можно было бы сделать предметом знания.

Единственный тип рассуждения, с помощью которого возможно придти к подобному заключению, это ретродукция. Ретродуктивный вывод же не имеет обоснования за исключением того, что он так или иначе позволяет дать объяснение фактов. Однако, объявить факт недоступным для какой-либо экспликации, не значить объяснить его. Поэтому «ретродуктивное» заключение не может получить обоснование посредством какого-либо рассуждения или оправдания.

140. Последним философского характера препятствием для успешного продвижения знания, которое я хотел бы отметить, является мнение, в соответствии с которым тот или иной закон или истина могут обрести последнюю и совершенную формулировку - в особенности это касается утверждения, что обычный порядок природы никогда не может быть нарушен. «Камни не падают с неба», - сказал Лаплас, хотя они падают на населенную землю ежедневно от начала времен. Но не существует вывода, которым можно было бы подтвердить малейшую вероятность любого подобного рода абсолютного отрицания «возможности» не вполне обычного феномена».

Чарльз Пирс, Принципы философии, Том 1, СПб, «Санкт-Петербургское философское общество», 2001 г., с. 114-116.