Науки и образование в Городе Солнца по Томмазо Кампанелле [продолжение]

Начало »

 

На восьмом  году, после  начального  обучения  основам  математики по рисункам на стенах, направляются  они на лекции по всем естественным наукам. Для  каждого предмета  имеется по четыре лектора; и в течение  четырёх часов все четыре  отряда слушают  их по очереди, так что в то время,  как  одни занимаются телесными  упражнениями или исполняют  общественные  обязанности, другие усердно занимаются на лекциях.

Затем все они приступают к изучению более отвлечённых наук: математики, медицины и  других знаний,  постоянно и  усердно занимаясь обсуждениями  и спорами. Впоследствии все получают должности в области тех наук или ремёсел, где  они преуспели больше всего, - каждый  по  указанию  своего  вождя или руководителя. Они отправляются  на поля  и  на пастбища наблюдать и  учиться земледелию  и скотоводству; и того почитают  за  достойнейшего, кто  изучил больше искусств и ремесел  и кто  умеет применять их с большим знанием дела. Поэтому   они  издеваются  над  нами за то, что   мы  называем   мастеров неблагородными,  а благородными  считаем  тех, кто не знаком ни с каким мастерством, живёт праздно и держит  множество  слуг  для своей праздности и распутства, отчего, как из школы пороков, и выходит на погибель государства столько бездельников и  злодеев. Остальных  должностных лиц  избирают четыре главных правителя: Θ, Пон, Син и Мор и руководители соответственных  наук  и ремёсел, хорошо знающие,  кто наиболее пригоден заведовать тем или иным мастерством и ведать ту  или иную добродетель.  И никто не  выступает сам  в качестве  соискателя,  как  это  обычно  принято, а предлагается  на  Совете должностными лицами, где каждый на основании своих сведений высказывается за или против избрания определенного лица.

Но никто,  однако, не  может  достичь звания Θ, кроме  того, кто  знает историю всех  народов, все их  обычаи,  религиозные  обряды,  законы,  все республики  и  монархии,  законодателей  и  изобретателей наук и  ремесел  и строение и историю неба. Также почитается для этого необходимым ознакомиться со всеми ремёслами (ведь всего в  какие-нибудь два дня можно постичь одно из них,  хотя  и  не  овладевая  им практически,  но  освоившись  с  ним по его применению  и  изображениям).  Также  надо  знать  и  науки  физические,   и математические,  и астрологические. Не так существенно знакомство с языками, так как  у них имеется много переводчиков, которыми  служат  в их республике грамматики.  Но  преимущественно перед всем необходимо постичь  метафизику и богословие;  познать  корни, основы и  доказательства  всех искусств и наук; сходства  и различия  в  вещах; необходимость, судьбу и гармонию мира; мощь, мудрость  и любовь  в вещах  и в Боге;  разряды сущего  и соответствия его с вещами  небесными,  земными и морскими и с идеальными в  Боге, насколько это постижимо  для  смертных,  а  также  изучить  пророков  и астрологию.  Таким образом, уже задолго известно, кто станет Θ. Но никто, однако, не возводится в  это  звание ранее достижения тридцатипятилетнего возраста. Должность  эта несменяема до  тех пор, пока не  найдётся   такого, кто окажется мудрее своего предшественника и способнее его к управлению.

Гостинник: Но разве  может кто бы то ни было обладать  такою учёностью? Да и не способен, мне кажется, к управлению тот, кто посвятил себя наукам.

Мореход:  Это  же самое возражал им и  я.  Они же  мне,  ответили: «Мы, несомненно,  лучше  знаем, что столь образованный  муж  будет  мудр  в деле управления,   чем  вы,  которые  ставите  главами  правительства   людей невежественных, считая  их пригодными  для  этого лишь потому, что они  либо принадлежат к владетельному роду, либо избраны господствующей партией. А наш Θ, пусть он даже будет  совершенно неопытен в делах управления государством, никогда, однако, не будет ни  жестоким, ни  преступником, ни тираном  именно потому, что он столь мудр. Но,  кроме того, да будет  вам известно, что твой аргумент имеет силу применительно к вам, раз вы считаете учёнейшими тех, кто лучше знает  грамматику  или  логику  Аристотеля или другого какого-либо автора. Для  такого  рода мудрости потребны только  рабская  память  и труд, от чего человек делается косным, ибо занимается изучением не самого предмета, а лишь книжных  слов, и  унижает  душу, изучая мёртвые знаки  вещей,  и не понимает из-за этого ни того, каким образом  Бог правит сущим,  ни нравов  и обычаев, существующих в  природе  и у отдельных  народов. Но  ничего такого не сможет случиться с нашим Θ, ибо ведь никто не в состоянии изучить стольких искусств и наук, не обладая исключительными  способностями ко всему, а следовательно, в высшей степени и к правлению. Нам также  прекрасно известно,  что тот, кто занимается лишь  одной какой-нибудь наукой,  ни её  как следует не знает, ни других. И тот, кто способен только к одной  какой-либо науке, почерпнутой из книг, тот  невежествен и  косен.  Но  этого не  случается  с умами  гибкими, восприимчивыми ко всякого рода занятиям и способными от природы к постижению вещей, каковым необходимо и должен  быть наш Θ. Кроме  того,  как видишь, в нашем городе  с  такою  лёгкостью усвояются  знания,  что  ученики достигают больших успехов за один год, чем у вас за десять или пятнадцать лет. Проверь это, пожалуйста, на наших детях».  

Я был совершенно изумлён и справедливостью их рассуждений, и испытанием тех детей, которые  хорошо понимали мой родной язык. Дело  в том, что каждые трое из них  должны  знать  или наш язык, или арабский,  или  польский,  или какой-либо из прочих  языков. И они не признают никакого иного отдыха, кроме того,  во  время  которого  приобретают  ещё  больше  знаний,   для  чего  и отправляются  они  в  поле  -  заниматься  бегом,  метанием  стрел и копий, стрелять из аркебузов, охотиться на диких зверей, распознавать травы и камни и т. д. и учиться  земледелию и скотоводству в составе то одного, то другого отряда.

Троим же соправителям Солнца полагается изучать лишь те науки, которые относятся  к  их  области  управления:  с  другими,  общими  для  всех,  они знакомятся  только  наглядным  путём,  свои  же  знают  в   совершенстве  и, естественно,  лучше  всякого  другого.   Так,  Мощь   в  совершенстве  знает кавалерийское  дело,  построение  войска,  устройство  лагеря,  изготовление всякого рода оружия, военных машин, военные хитрости и  все  вообще  военное дело. Но,  кроме  того, эти правители непременно должны быть и философами, и историками, и  политиками, и  физиками».

Томмазо Кампанелла, Город Солнца, в Сб.: Антология мировой философии: Возрождение, Минск «Харвест»; М., «Аст», 2001 г.,  с. 780-788.