Постулаты познания по Бертрану Расселу

Бертран Рассел, выпустил книгу: Человеческое познание. Его сфера и границы, в конце которой изложил постулаты познания:

«Трудность любой попытки обосновать общий принцип индукции состоит в том, что подобный принцип опирается на конкретные индуктивные рассуждения, которые в свою очередь зависят от него. […]

(а) «Постулат квазипостоянства»: «Если дано любое произвольное событие А, то очень часто случается, что в любое достаточно близкое время где-то поблизости, имеется событие, очень сходное с А». Этот постулат даёт основу для осмысленности понятия о материальном объекте.

(б) «Постулат независимых причинных линий»: «Часто можно построить последовательность событий - такую, что из одного или двух членов этой последовательности можно вывести нечто относящееся к другим её членам». Этот постулат позволяет нам отличать одну какую-либо вещь, например каплю воды в океане, от соседних вещей и связывать наши восприятия с внешними вещами или событиями, например наши впечатления от звезды с той звездой, к которой они относятся.

(в) «Постулат пространственно-временной непрерывности», который отрицает «действие на расстоянии» и служит основой для многих наших «выводов о ненаблюдаемых обстоятельствах как в науке, так и в повседневной жизни».

(г) «Структурный постулат»: «Когда какое-либо число структурно-сходных сложных событий располагается около центра в относительно небольшой области, обычно бывает так, что все эти события принадлежат к причинным линиям, имеющим начало в некотором событии, которое обладает той же самой структурой и расположено в центре рассматриваемой области».

(д) «Постулат аналогии»: «Если даны два класса событий А и В и если дано, что всегда, когда совместно наблюдаются А и В, есть основание полагать, что А является причиной В, то, если в некотором данном случае наблюдается А, но нет никакой возможности путем наблюдения установить, имеет ли место В, - то вероятно, что В имеет место; подобным же образом дело обстоит и в том случае, если наблюдается  В, а наличие или отсутствие А нельзя наблюдать». Этот постулат позволяет нам делать выводы о ненаблюдаемых объектах; он особенно полезен, поскольку позволяет нам сделать вывод о существовании сознания у других людей. Без этих принципов не были бы возможны ни универсальные высказывания, содержащие предсказание, ни не подтверждаемые примерами экзистенциальные высказывания, однако оба эти типа высказываний во многих случаях фактически известны и нужны для науки. Человек имеет изначальную «склонность» делать выводы, опирающиеся на подобные принципы, и все доступные проверке следствия, вытекающие из принятия этих принципов, «таковы, что опыт их подтверждает», но факты такого рода не могут «сделать эти принципы даже вероятными». Реальным основанием для принятия этих принципом является просто тот факт, что «они кажутся неизбежными для получения тех выводов, которые мы все принимаем».

Истиной не является только внутренняя связность, как это, по-видимому, предполагают гегельянцы и некоторые современные позитивисты; поиски истины никогда не являются просто словесными поисками, они никогда, о чем склонны забывать эти философы, не теряют связи с эмпирическими фактами. Истинные мнения нельзя отождествить с «мнениями, ведущими к успеху», поскольку сам успех едва ли можно определить без ссылки на познание и тем самым -  хотя бы косвенно - на истину. Понятие истины явно шире понятия познания, и последнее следует определять в терминах первого, а не наоборот. «Истина есть свойство мнений и, как производное, свойство предложений, выражающих мнения... определенное отношение между мнением и одним или несколькими фактами, отличными от мнения». Данный термин может также применяться к тому, что «было бы истинным, если бы кто-нибудь его придерживался». В общем отношение истинности является отношением соответствия, причём соответствие рассматривается как структурное сходство.  Если вспомнить, учитывая принцип непрерывности, что причины структурно сходны со своими следствиями, то некоторое простое мнение, которое можно выразить в каком-то одном слове, можно назвать истинным, если это слово обусловлено тем, что оно означает. ««Это есть А» называется «истинным», когда оно обусловлено тем, что означает А». В других случаях эта формулировка более сложна, однако суть этого принципа одна и та же: «Всякое мнение, не являющееся простым импульсом к действию, есть по своей природе изображение, соединенное с чувством согласия или несогласия; в случае согласия оно «истинно», если есть факт, имеющий с изображением такое же сходство, какое имеет прототип с образом, в случае несогласия оно «истинно», если такого факта вот». Отношение прототипа к образу предполагает, что прототип сходен с образом, является его частичной причиной: с другой стороны, образ вызывает некоторые из тех воздействий, которые выбывает прототип. В таком случае истина есть соответствие мнения или возможного мнении факту - такое отношение, при котором мнение сходно с фактом, частично обусловлено фактом, вызывает те же воздействия, что и факт».

Томас Хилл, Современные теории познания, М., «Прогресс», 1965 г., с. 183-185.