Дэн Сяопин

1904 - 1997

Китай

Китайский государственный деятель, которого часто называют: «Великий архитектор китайских реформ».

В юности учился во Франции, жил в СССР.

В 50-х годах XX века Дэн Сяопин и Мао Цзэ-дун спорили о стратегии развития Китая.

Мао выступал за политику «большого скачка» и считал, что экономический рост будет быстро достигнут за счёт мобилизации усилий населения при минимальном привлечении современной техники и отказе от частного предпринимательства. Не согласный с этим  Дэн Сяопин стал жертвами репрессий…

Но позже он был реабилитирован.

 

«Мао сажал его на десять лет в тюрьму за то, что он «шёл по капиталистическому пути», а история, скорее всего, впишет его в свои анналы как реформатора, повернувшего Китай на путь обновления. В соответствии с реформами Дэна, начатыми в 1979 году, десятки тысяч китайских студентов были посланы в западные страны, где они наяву увидели ценности, за которые впоследствии пролили кровь на площади Тянаньмынь. Дэн отменил сельскохозяйственные коммуны и привёл Китай к почти полному самообеспечению продовольствием. Он индустриализовал скучную, серую, пугающую страну времён культурной революции, сделав акцент на производстве потребительских товаров».

Генри Киссинджер, Нужна ли Америке внешняя политика?, М., «Ладомир», 2002 г., с. 149.

 

 

«Придуманная Дэн Сяопином и объявленная в Китае в 1975 году «Программа четырёх модернизаций: Сельское хозяйство. Промышленная индустрия. Национальная безопасность. Наука и технологии» - одно из главных его личных достижений. […] Вновь занимая руководящий посты, Дэн Сяопин, прежде всего, подобрал и поставил на вершину власти новую, третью волну образованных шанхайцев. Наиболее известные из них до 2004 года руководили Китаем: это бывший президент Цзян Цзэминь и бывший премьер и председатель Всекитайского собрания народных представителей Ли Пэн. […] Дэн Сяопин в своей теории не был первооткрывателем. Он очень хорошо учился в России и многое знал. Именно он реализовал в Китае аграрную реформу столыпинского типа».

Малевич И.А., Азиатский треугольник драконов, М., «Аст»; Минск, «Харвест», 2006 г., с. 75-77.

 

«Главной причиной фантастически быстрого развития Сингапура при Ли Куан Ю, как и Пруссии при Фридрихе Великом, был вопрос физического выживания страны, как перед лицом Малайзии и Индонезии так и перед лицом диверсионно-пропагандистской машины китайских коммунистов. И вот прошло 20 лет, и в 1978 г., после смерти Мао Дэн Сяопин приехал в Сингапур. Он не мог приехать в Гонконг, это была британская колония, он не мог приехать на Тайвань, это был враг. Он приехал в Сингапур. И его реакция была очень простая: мы же тоже так можем! Именно после возвращения Дэн Сяопина из Сингапура в Китае начались реформы, которые, по сути, являются адаптацией принципов Ли Куан Ю к управлению огромным территориальным государством».

Латынина Ю.Л., Русский булочник. Очерки либерал-прагматика, М., «Астрель», 2012 г., с. 272.

 

«Меня лично вдохновляет путь Китая. Мы начали с одинаковых условий - полная коллективизация, полный развал сельского хозяйства, существование казённой государственной промышленности, управление из единого центра. Пришло время, когда надо было проводить реформы  и у нас, и там. Там нашёлся умный человек Дэн Сяопин, который понял, как надо реорганизовать страну. Он сказал, что реформы можно провести за 50 лет, у нас же сказали за 2-3 года и даже... за 500 дней! Не кидаясь лозунгами, Дэн Сяопин построил стратегию так, чтобы каждый следующий год люди жили лучше, чем в предыдущем! «Обвалов» не было, не было никаких «шоковых терапий, просто каждый следующий год они жили лучше, чем предыдущий. Китайцы очень довольны и, по их понятиям, живут сейчас хорошо. Десять лет назад, кстати, они жили хуже нас (я имею в виду интеллигенцию), с одной, правда, важной оговоркой: они получали маленькую зарплату, жили в паршивых квартирах, но зато лаборатории у них уже тогда были обставлены самой последней американской и японской техникой. Значит, Дэн Сяопин понял: первое - что каждый год для народа должен быть лучше предыдущего, что науку надо поддерживать и щедро финансировать, и второе - надо вводить демократию постепенно в специальных районах и постепенно увеличивать число таких районов. Что у них и происходит. И главное, Дэн Сяопин понял то, чего не понял Горбачёв: при таких крутых поворотах надо не ослаблять центральную власть, а усиливать её. Горбачёв сделал ошибку, решив, что «освобождённый народ» (прежде всего руководители на местах, в областях) всё сделает сам, воодушевится и побежит в новую жизнь. А побежал?  Воровать. А не туда, куда имел в виду Михаил Сергеевич.

И когда вспоминают о расстреле студентов на площади Тяньаньмэнь, то я считаю, что это не такой простой вопрос, это повод для размышлений. Дэн Сяопин и его последователи решили, что лучше жестоко остановить митинг на площади, предупредив тем самым начало возможной гражданской войны. Ведь если бы китайцы начали воевать друг с другом, это была бы гибель страны. Они поняли, что реформы можно провести только постепенно («тише едешь - дальше будешь») и путём усиления центральной власти, которая должна со временем отмереть сама. Сейчас Китай таков, что уже и Япония разевает от изумления рот, он её явно обставляет. Идёт совершенно бешеное развитие страны, темпы роста промышленности просто невероятные, качество продукции растёт.

В Китае сохранился порядок потому, что Дэн Сяопин людей не «распустил», поняв, что во время крутых поворотов надо удерживать страну в рамках, заставлять людей делать то, что надо. Правда, у него был гениальный план, просто гениальный - сейчас я так считаю.

Не хочу сказать, что мы должны были повторять Китай, мы другая страна, и у нас другие условия. Но как в математике есть доказательство существования, когда ты ещё не знаешь, как сделать, но знаешь, что решение есть, так и Китай дал доказательство существования иного решения, чем «шоковая терапия», то, что сделал у нас Гайдар, что было и в Польше. Наш путь должен был быть другим, это очевидно, и нужно было, чтобы у нас появился свой Дэн Сяопин, который бы понял, как.

У Дэн Сяопина идея была - сделать Китай великой державой, ни в чем не уступающей Японии и другим западным странам. Для проведения такой идеи и необходима была железная политика. Сейчас, например, так как в Китае образовался слой богатых китайцев («жирные коты» там тоже появляются), очень строго следится за тем, чтобы не расцвела коррупция, и мы в прессе читаем, что там зарвавшихся функционеров расстреливают. А сколько у нас наказано взяточников из верхнего эшелона власти? Ни одного. Таким образом, нужно жестко проводить политику,  спланированную на 50 лет, поэтапную, естественно, с коррективами, с уточнениями. У нас был выход из положения, но он, к сожалению, потерян».

Раушенбах Б.В., Пристрастие, М., «Аграф», 2000 г., с. 404-406.

 

На протяжении последнего десятилетия своей жизни Дэн Сяопин не имел никакой официальной должности, но обладал гигантским авторитетом в Китае.