Полунин Вячеслав Иванович

1950 - ...

Россия (СССР)

Русский клоун, мим, режиссёр. Руководитель клоун-мим-театра «Лицедеи».

В 1968 году во Дворце культуры им. Ленсовета в Ленинграде Вячеслав Полунин создал свою студию пантомимы, из которой к 1974 году и вырос клоун-мим-театр «Лицедеи» (одноимённый спектакль был впервые сыгран в 1975 году).

«Сначала я набрал студию красивых, ровненьких людей. Это было время, когда идеалом считался Марсель Марсо - изящный, элегантный, с плавными движениями и перетекающей походкой. Потом я понял, что люди красивые не выполняют своей задачи, потому что они отдаляют нас, как бы говоря: мы - совершенство, о котором только можно мечтать, а вы что-то другое. Тогда я стал, наоборот, собирать всё кривое, пузатенькое, корявое, лысенькое и т. д. Собралась у нас такая вот компания. Ну, конечно, дело не только в том, что они были корявые. Я искал яркую форму, но чтобы обязательно был дух. И чаще всего набирал тех, кого останавливает милиция. Потому что они настолько далеки от общепризнанной категории нормального человека, что внушают всем подозрения. Вот таким у нас был профессор Чернозёмов в Питере. Он вечно ходил в затрапезном виде, с авоськой, в которой соседствовали книжка Людвига Фейербаха, тапочки для занятий и батон хлеба. Ему так надоело, что его вечно останавливала милиция, что он в конце концов придумал себе специальную табличку: «Чернозёмов - не идиот. Зав. кафедрой такой-то».

Тришина Е., Философия идиотизма (интервью с Вячеславом Полуниным), журнал «Огонёк», 2003 г., N 4, с. 46.

 

Вячеслав Полунин смог создать свой жанр в области клоунады. С 1988 года он преимущественно живёт и работает за границей.

 

«- Вы адаптируете спектакли к традициям той страны, где гастролируете, к  менталитету той нации?

- Думаю, что в какой-то степени я рекордсмен по этим вещам. Я за год не  меньше десятка стран посещаю и очень хорошо изучил публику каждой из них. Но  прежде чем с той или иной публикой познакомился, я много лет кружил около  неё. Например, в Америку я сначала поехал с цирком «Дю Солей», специально  нанялся туда на работу. Поехал, посмотрел, что за люди американцы. Пытался  понять их восприятие театра. А поняв, полностью переделал свой спектакль.  Вообще-то в каждой стране я делаю только то, что люблю. Но делаю так, как в  этой стране принято. Допустим, тех же американцев, чтобы не заскучали, нужно  чем-нибудь взбадривать каждые три секунды, англичан же - каждые десять  секунд. Это совершенно разные нации. Англичане склонны раскапывать,  американцы же скользят по поверхности и схватывают только то, что торчит.  Американцы - они как дети. Я люблю их легкость. Только вышел на сцену - они  уже кричат ура. И безумно рады тебе. С англичанами - по-другому. Кончается  спектакль, а ты не знаешь, получилось или не получилось. Зато потом они два  часа стоят и хлопают». […]

Все настоящие клоуны, которых я люблю и уважаю, - это какие-то  атомные станции. Против них комплекс бессилен. Это люди такой мощности, что  вдребезги разнесут все комплексы. Клоун - это машина любви. Он раздаёт  любовь всем, он всех любит, и все обязательно должны любить его. Без этого  клоун не может существовать. Он - машина любви, и в такую машину никакой  комплекс не проникнет. […]

- Ваши «Лицедеи» в своё время нарушали театральные табу, создавая новую  клоунскую эстетику. В какой мере сегодня Вы соблюдаете законы клоунады?

- Клоуна любят как раз за то, что он нарушает правила. Вот, например,  Иванушка-дурачок из русских сказок. Он придерживается простой логики жизни:  это хорошо, потому что приносит пользу, а это плохо, потому что не даёт  положительных результатов. Все, что пыжится казаться настоящим, а на самом  деле мало чего стоит, при клоуне существовать не может. Он тут же посмеется  над этим. Он разрушит любой авторитет. Он вообще не любит авторитетов. Он  сам себя не любит авторитетного. Он тут же снижает всё вокруг. Разоблачение  пустоты - это его закон. Нарушение правил и всяческих правильностей - это  его закон.

- Но почему и классические цирковые клоуны ушли из цирка?

- Клоун как ребёнок. Он очень чувствителен к любым переменам. Как только  традиционный цирк начал умирать, чего многие ещё не заметили, клоуны  побежали прочь с арены. Они почувствовали, что настоящее искусство ушло,  осталось только холодное мастерство. И они начали покидать цирк: кто на  улицу, кто в театр, кто куда. Стали искать те места, где честно, искренне и  по-настоящему их любят. Клоун - он во всем, как ребёнок: если его любят -  расцветает, не любят - плачет. Клоун вообще такое существо, которое не может  жить без успеха. А успех для него - это любовь. Если зрители его любят - это  успех. Если не любят - значит что-то в жизни неправильно».

Выжутович В. В. Ваяние дурака (интервью с В. И. Полуниным), еженедельник «Российская газета», 2012 г., N 63, с. 26-27.

 

Вячеслав Полунин считает, что его главными учителями были  Леонид Енгибаров и Чарли Чаплин.