Олеарий Адам Германия

Смышлёность и хитрость русских по Адаму Олеарию

«В Персии посольство едва не погибло от воинов Великого могола.

Но ничто не могло помешать Олеарию педантично вносить в свои записки все события изо дня в день, сопровождая их комментариями, описаниями местности, нередко учёными цитатами и стихами.

Как правило, это были прекрасные стихи Флеминга, придававшие суховатой деловой прозе Олеария оттенок личной заинтересованности, которую Олеарий не считал нужным выражать от своего имени (хотя изредка делал это), стараясь соблюдать, как учёный хронист, фактографическую объективность. […]

Желавший одной только правды Олеарий, который, цитируя Саади, писал, что «от варварских и недобрых людей кое-чему хорошему научиться можно, очень наблюдателен, но и беспощаден по отношению к Москве.

Ни один недостаток русской жизни не ускользает от него: пьянство (как раз в это время, с «лёгкой» руки государства, охватившее Русь), воровство, взяточничество, нравственная и физическая нечистота обитателей столицы. То, что они ещё не пришли в себя от нашествий самозванцев, голода и пожаров, Олеарий не хочет принимать во внимание, хотя многое знает о недавнем времени. Он требует идеала, словно на его разорённой родине было не то же самое (если вспомнить романы его современника Г.Я.К. Гриммельсгаузена об ужасных временах Тридцатилетней войны).

Наблюдения над московским служилым людом переносятся на русских вообще.

«Что касается ума, - пишет Олеарий в шестой главе книги третьей, - русские, правда, отличаются смышлёностью и хитростью, но пользуются они умом своим не для того, чтобы стремиться к добродетели и похвальной жизни, но чтобы искать выгод и пользы и угождать страстям своим».

Сравнительно свободный северо-немецкий бюргер (если забыть о его зависимости от местного монарха, на службе у которого он находится) осуждает московскую социальную иерархию: «Рабами и крепостными являются все они. Обычай и нрав их таков, что перед иным человеком они унижаются, проявляют свою рабскую душу, земно кланяются знатным людям, низко нагибая голову - вплоть до самой земли и бросаясь даже к ногам их...».

Адам Олеарий, Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно, СПб, 1906 г., с. 181 и 195».

Данилевский Р.Ю., Между барокко и Просвещение (Адам Олеарий – путешественник и писатель), в Сб.: Дипломаты-писатели; писатели-дипломаты / Сост.: В.Е. Багно, СПб, «Союз писателей Санкт-Петербурга», 2001 г., с. 69 и 75.