«Нобелевские лауреаты связаны узами; либо родства, либо отношений учителя и ученика. Однако последнее распространено гораздо шире. Поэтому хотя и встречается наследственные, биологические механизмы, однако Нобелевские лауреаты – это, прежде всего, функциональная, а не наследственная элита.

Действительно, более половины лауреатов проводили исследования, за которые они получили Нобелевские премии, работали под руководством лауреатов старшего поколения (либо в период учёбы, либо в период работы). 

Здесь ярко прослеживается двусторонний отбор (выбор): будущие члены элиты выбирают своих научных «родителей» (чего нельзя сделать относительно биологических родителей - отца и матери), а члены элиты - своё научное потомство.

Очень редко лауреаты в молодости занимались исследованиями, по крайней мере, в последние годы обучения в университете и аспирантуре под руководством относительно непродуктивных учёных. […]

С самого начала их научной карьеры будущие лауреаты отличались от своих средних сверстников. Если сравнить их с наиболее продуктивными учёными того же возраста, то мы обнаруживаем, что будущие лауреаты публиковали примерно вдвое больше, чем даже их весьма продуктивные сверстники. По большей части ранняя продуктивность будущих лауреатов может быть объяснена тем, что они работали под руководством очень продуктивных учёных, которые являлись для них ролевыми моделями и руководителями в постановке задач.

Выдающиеся учителя не только писали в соавторстве со своими учениками, но для повышения престижа молодых даже делали так, что их имена появлялись первыми в перечне авторов статьи.

Опубликованные работы лауреатов имеют большую продолжительность, необычно долгую жизнь в научной литературе, для которой характерно быстрое устаревание. […]

Ранее отмечалось накопление преимуществ для относительно небольшого количества учёных на их пути вступления в суперэлиту. Обнаруживается накопление преимуществ и для относительно небольшой группы элитарных организаций, которые   выявили,    привлекли и удержали этих талантливых учёных.

Элитарные организации приняли в свой штат примерно в 3 раза больше будущих лауреатов, нежели другие американские университеты.

Элитарные университеты обладали избирательными механизмами, которые давали возможность выявлять потенциальную научную элиту. 70% из будущих лауреатов, которые проделали свои исследования, удостоенные Нобелевской премии в США, защищали свои докторские диссертации в университетах высшего разряда».

Хэрриет Заккерман, Нобелевские лауреаты: социальные характеристики творческой деятельности реферат работы Хэрриет Заккерман 1977 года), в Сб.: Интеллектуальная элита Санкт-Петербурга, Часть 1 / Под ред. С.А. Кугеля, Изд-во СПбУЭФ, 1993 г., с. 22 и 24-25.