Инструкция по работе с Контекстной панелью

Исключение понятия цели, как причины движения Галилео Галилеем

«Галилей всегда стремился к простоте объяснения явлений.

Сравним картины Вселенной Птолемея и Коперника. В птолемеевой системе не только Солнце, но и планеты, а также все недвижимые звёзды совершали за сутки полный оборот вокруг Земли. Гораздо проще выглядит эта картина, если исходить из того, что движется Земля. Траекторию перемещения солнечных пятен, оказывающуюся либо выпуклой, либо вогнутой, Птолемей, при наблюдении за ними всего лишь в течение двух дней в году, объяснял сложным рядом вращений Солнца. Значительно проще было предположить, что такая траектория пятен наблюдается с Земли, движущейся наклонно относительно своей орбиты.

Последний труд Галилея стал одним из величайших философских прорывов. Представляя свою книгу «Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей науки, относящихся к механике и местному движжению» (издана в 1638 году), он делает следующее поразительное заключение: причина ускорения движения падающих тел вовсе не обязательна для исследования.

Это имело очень важное значение. Согласно Аристотелю, необходимо было искать причину отдельного явления, то есть, почему оно произошло и каковы его смысл и цель. Из сказанного Галилеем следует, что надо изучать, как это произошло, а не почему. Конечные причины тем самым были устранены из мира науки.

Галилей старался подтверждать свои результаты опытами. Он, например, бросал шары различного веса с вершины башни в Пизе, с тем чтобы доказать, что все тела падают вниз с одинаковой скоростью. В действительности дело обстояло не так, как думал Галилей, поскольку сопротивление воздуха приводило к тому, что эти шары ударялись о землю с небольшой разницей во времени.

И тем не менее, измеренное время падения значительно отличалось от величин, указанных Аристотелем, полагавшим, что скорость тела увеличивается при движении к Земле пропорционально его весу».

Мел Томпсон , Философия науки, М., «Фаир-Пресс», 2003 г., с. 39-40.