Инструкция по работе с Контекстной панелью

Авиационные аварии и катастрофы самолёта Ту-104

Ту-104  - один из первых серийно выпускающихся реактивных пассажирских самолётов, с которым произошло значительно число различных авиационных происшествий и катастроф. О причинах некоторых типов катастроф рассказано ниже...

«Вскоре восторги вокруг Ту-104 сменились унынием. Начались таинственные аварии. Наполненный пассажирами Ту-104, уверенно ревя моторами, поднимался в небо и исчезал. Без предупреждения прерывалась связь, а затем на земле находили обломки самолёта.

Первое происшествие списали на несовершенство конструкции. Как водится, назначили государственную комиссию. Зацепок никаких не обнаружилось, ни намёка со стороны экипажа, переговоры с землей не отклонялись от будничной рутины, ни следов взрыва, ничего... В таких случаях начинают плясать от печки, проводят полную ревизию, ищут любую зацепку. И находят... Обнаружили какие-то дефекты и на этот раз. Недостатки устранили, полёты возобновились. Последовала новая катастрофа. И опять - никаких следов. Не обошлось и без кивков в адрес западных спецслужб, в трудный момент они всегда «выручают». Однако отец (Н.С. Хрущёв - Прим. И.Л. Викентьева) не поддержал сторонников западного следа. В отношении иностранных разведок он иллюзий не питал, но и не переоценивал их возможностей, а главное - намерений. С чего это им вдруг невзлюбился Ту-104?

Оборудовали специальный самолёт, начинили его всякими датчиками, самописцами, поставили специальный автопилот, позволяющий не терять управления при манёврах, присущих лишь истребителю. Одна из версий предполагала, что лайнер проваливается в гигантскую воздушную яму, вернее, пропасть, начинает беспорядочно падать и не выравнивается до самой земли. Летающая лаборатория утюжила небо день за днём, месяц за месяцем, и всё впустую. Агрегаты работали как часы, на пути не встречалось не то что бездонных провалов, воздушные рытвины и те попадались не часто. Только осенью, а может быть, весной наконец произошло долгожданное «несчастье»: самолёт неожиданно вздыбился, неодолимая сила повлекла его куда-то вверх, потом бросила вниз и отпустила. Опытные лётчики-испытатели удержали махину, выровняли и поспешили домой, на аэродром, разбираться в записях приборов.

Всё оказалось просто. А вернее, неимоверно сложно. Точнее, учёные в очередной раз столкнулись с неизведанным. Реактивные самолёты летали несравненно быстрее своих поршневых предшественников. Плотный приземный воздух стал для них серьезной преградой - чтобы преодолеть его вязкое сопротивление, приходилось расходовать тонны горючего. Пришлось забираться повыше, в пустоту, в неизвестное, к самой границе атмосферы. Тут и посыпались неприятности. Началось всё с «Кометы», реактивного первенца британских аэролиний, опередившего наш Ту на пару лет. Для полётов на такой высоте самолёт пришлось сделать герметичным, надувать его воздухом. Нельзя же заставить пассажиров по примеру пилотов бомбардировщиков и истребителей облачаться в кислородные маски, упаковывать их в специальные скафандры.

Огромный фюзеляж раздувался, как мяч, а по возвращении на землю опадал. И так раз за разом, каждый взлёт и посадку. Дюраль не резина, в уголках квадратных иллюминаторов «Кометы» постепенно стали появляться трещинки, чем дальше, тем глубже. И наконец - взрыв на высоте в несколько километров, порой над океаном. Неожиданный, таинственный, необъяснимый... Прошло немало времени, пока доискались до истины, заменили квадратные окошки на круглые, без предательских уголков.

Туполев учёл опыт англичан, но попытался забраться ещё выше, где воздух ещё разреженнее, ещё меньше сопротивляется полету. К самой границе со стратосферой, ещё совсем недавно доступной лишь исследователям и испытателям. Вот этот тоненький пограничный слой между атмосферой и стратосферой, называемый тропопаузой, и оказался источником всех несчастий.

«Чем больше высота, чем меньше плотность воздуха, тяга двигателей уменьшается, а угол атаки (это такой авиационный термин, определяющий устойчивость полета самолёта) увеличивается. Достаточно случайного порыва воздуха или небольшого движения штурвала на себя, чтобы угол атаки стал недопустимым, самолёт потерял устойчивость», - я процитировал слова участника разбора этого «лётного происшествия», заслуженного летчика-испытателя генерала Степана Микояна. Никто тогда не ведал, что весной и осенью, когда природа просыпается от зимней спячки или готовится ко сну, там происходят бурные процессы, вздымаются, подобно взрыву, мощнейшие воздушные потоки. Для них многотонный самолёт что сорванный с дерева осенний лист - закрутит, швырнет о землю, не успеешь и пикнуть.

От неприятностей избавились просто - решили летать пониже, где атмосфера поспокойнее. Вот как далеко увели меня воспоминания о первых полётах нашего Ту-104».  

Хрущёв С.Н., Никита Хрущёв: рождение сверхдержавы, М., «Время», 2010 г., с. 107-108.

 

Выпуск Ту-104 был прекращён через пять лет после начала серийного производства, хотя ещё долго эксплуатировался в СССР.