Инструкция по работе с Контекстной панелью

Кружок интеллектуалов, как среда для появления талантов и гениев по Шарлю Сент-Бёву

Шарль Сент-Бёв выпустил книгу: Жизнь, стихотворения и мысли Жозефа Делорма / Vie, poésies et pensées de Joseph Delorme.

«После того как мы собрали все возможные сведения о происхождении, о близких и единокровных родственниках выдающегося писателя, а также познакомились с его образованием и воспитанием, необходимо определить следующее важнейшее обстоятельство, а именно то первое окружение, ту первую группу друзей и современников, в которой он очутился в пору раскрытия, становления и возмужания своего таланта. В самом деле, талант всегда бывает отмечен влиянием подобной группы и, что бы ни случилось впоследствии, всегда несёт на себе её печать.

Однако договоримся о значении слова группа, к которому я столь охотно прибегаю. Я определяю группу не как случайное и искусственное объединение умных людей, которые совместно преследуют некую цель, но как естественный и свободно возникший союз юных умов и талантов, отнюдь не во всем похожих друг на друга и отнюдь не обязательно друг другу родственных, но зато одновременно вылетевших из гнезда, ровесников, родившихся под одной звездой и чувствующих - при всей разнице вкусов и призваний, - что они явились на свет ради общего дела.

Таким был тот тесный кружок, который составили к 1664 году, на пороге великой эпохи, Буало, Расин, Лафонтен и Мольер: вот самая что ни на есть настоящая группа - все гении! Таким же в 1802 году, на пороге XIX столетия, был союз Шатобриана, Фонтана, Жубера...

Судя по достоинствам умов, составлявших эту группу, она также не отличалась слабостью и вовсе не заслуживает пренебрежения. Такой же - чтобы не ограничиваться одними только домашними примерами - была группа молодых студентов и поэтов в Гёттингене в 1770 году, издававшая «Альманах муз», - Бюргер, Фосс, Хёлти, Штольберг и др.; то же относится к литературному кружку, сложившемуся в 1800 году в Эдинбурге во главе с Джефри и создавшему знаменитое «Обозрение», которым Джефри руководил. По поводу одного из таких союзов, который возник при Дублинском университете и куда в молодости входил Томас Мур, один критик весьма справедливо заметил: «Всякий раз, когда сообщество молодых людей одушевлено благородным порывом и чувствует в себе великое призвание, оно, это сообщество, действует и обогащается благодаря более мелким союзам.

Профессор со своей кафедры преподносит лишь мёртвые знания; живая же мысль, которая позже составит духовную жизнь целого народа и целой эпохи, принадлежит скорее этим юным энтузиастам, собирающимся вместе затем, чтобы поделиться своими открытиями, предчувствиями и надеждами».

Что до нашей современности, то читатель и сам сможет подобрать подходящие примеры. Так, всем хорошо известен литературно-критический кружок, сплотившийся вокруг газеты «Глоб» около 1827 года, или сугубо поэтическая группа «Французская муза», возникшая в 1824 году, а также «Сенакль», образовавшийся в 1828 году. Ни для одного из молодых в ту пору талантов посещение этих кружков, жизнь, проведённая в них, не прошли бесследно. Итак, я утверждаю, что для глубокого познания таланта необходимо обнаружить тот первый поэтический или литературно-критический центр, в лоне которого этот талант сформировался, ту естественную литературную группу, к которой он принадлежал, и точно соотнести его с этой группой. Это и будет подлинная дата его рождения.

Люди исключительного дарования не нуждаются в группе: они сами представляют собой центр, вокруг которого объединяются все остальные.

Однако именно группа, союз, объединение, активный обмен идеями, постоянное соперничество равных, не уступающих друг другу личностей, - вот что позволяет таланту полностью выразиться вовне, до конца развиться и обрести всю свою значительность. Бывают и такие таланты, что участвуют в нескольких группах одновременно, непрестанно переходят из одного круга в другой и тем самым совершенствуются, изменяются или даже изменяют самим себе. В этом случае необходимо обнаружить хотя и скрытую, но постоянную пружину, одну и ту же побудительную силу, которая стоит за всеми этими изменениями, постепенными или внезапными переходами из веры в веру.

Любое сочинение любого автора обретает весь свой исторический и литературный смысл, обнаруживает подлинную меру своей оригинальности, новизны или подражательности лишь тогда, когда оно рассмотрено и изучено указанным образом, то есть полностью, когда оно помещено в соответствующую рамку, окружено обстоятельствами, сопутствовавшими его появлению, так что в этом случае, вынося о нем суждение, мы не подвергаемся риску приписать ему ложные красоты или совершенно невпопад прийти в восхищение, что неизбежно случается, когда мы руководствуемся чистой риторикой».

Шарль Сент-Бёв, Жизнь, стихотворения и мысли Жозефа Делорма, в Сб.: Зарубежная эстетика и теория литературы XIX-XX вв. Трактаты, статьи, эссе / Под ред. Г.К. Косиковой, М., Изд-тво Московского университета, 1987 г., с. 43-44.