Инструкция по работе с Контекстной панелью

Необходимость актёрской психотехники по С.В. Гиппиусу

«Учитесь на том, что трудно и не даётся, 
а не на том, что легко и само собой приходит!»

К.С.  Станиславский 

 

 

«Учиться на том, что трудно... Как будто, это само собой разумеется, это логично, об этом читали! Но дальше – «...а не на том, что легко и самой собой выходит!» Задумаемся. Вообще-то это логическое продолжение мысли. В теории. А как на практике? Как учатся актёры, каждый из них?  Актёрский талант, открывающий личность художника, покоряющий сердца зрителей, актёрский труд, повседневная работа («Труд, талант, работа и заразительность! – как это сочетается?» – недоумевает неискушённый зритель) – всё это неразрывные грани актёрского мастерства, удивительного явления в жизни, в искусстве, ни на что не похожего, живущего по своим трудноуловимым законам.

Труд? А что же трудного – выучить текст роли и перемещаться по сцене, следуя указаниям режиссёра-постановщика и уповая на спасительный талант, который «вывезет»? Зачем актёру трудиться над усовершенствованием своих профессиональных умений?

Действительно, как будто бы незачем. Только вот смущают примеры из жизни многих крупных артистов во всех областях искусства. Примеры эти говорят, что чем крупнее талант, тем больше он стремится к совершенству и тем больше ищет – в повседневном, подчас изнурительном труде – путей к совершенству своего мастерства. Один из путей повышения мастерства – тренинг. […]

Да, актёру нужна совершенная психотехника. Но приобретается она не с помощью какого-то шаманского тренинга (ах, видение! ах, лента видений! ах, переключение внимания!). Психотехника рождается в практике, в актёрском опыте. Организм сам нарабатывает и в жизни и в спектаклях нужные навыки, и они становятся подсознательными помощниками в творчестве. Чем опытнее талантливый актёр, тем богаче его психотехника.

 Если бы знать, как он это делает, наш мудрый организм? А может быть, без вмешательства нашего разума он занят только одним – сгладить бы все углы, упростить все сложности, сделать привычными все неожиданности, заменить покоем все волнения, свести всё к автоматически упорядоченной простенькой мелодии, привычно сходящей на нет? 

У гениального актёра само собой получается и красиво и неожиданно. У способного актёра (о бездарных беспокоиться не стоит) тоже иногда получается самой собою, без труда. Тут ему и погибель: один раз получилось без труда, почему бы и во второй раз не получиться? Жене нравится. А организм делает своё невидимое чёрное дело, плетёт гибельную петлю за петлей.

- В конце концов, вопрос сводится вот к чему. Либо мы признаём, что творческим процессом управляет только подсознание, и тогда надо положиться на волю волн: Плыви, щепка! Авось выплывешь! Что свыше накатит, за то и спасибо! Либо – есть способы воздействия на своё подсознание, способы управления своей психикой, и тогда надо искать их.

- Тебе известны такие способы?

- Способы – нет, путь к ним – да. Станиславский назвал этот путь тренингом и муштрой. И добавил: «Познайте свою природу, дисциплинируйте её и, при наличии таланта, вы станете великим артистом». […]

Своеобразный актёрский тренинг, не похожий на прежние (о них упомянем в теоретическом разделе книги), родился в педагогической практике Станиславского и его учеников. Многие его наброски упражнений ещё не опубликованы и здесь приводятся по архивным документам и по воспоминаниям.

Упражнения актёрского тренинга многие десятки лет используются театральной педагогикой, но ещё далеко не в той мере, в какой следовало бы. Станиславский верил, что тренинг – это способ овладения актёрской техникой, и призывал относиться к упражнениям так, как танцор, музыкант, певец относятся к обязательным своим ежедневным экзерсисам и гаммам – гарантии сохранения себя в творческой «форме».

Упражнения эти от первых студий двадцатых годов до наших Дней видоизменялись, впитывали современный актёрский опыт и Новейшие психофизиологические открытия, обогащались личными коррективами многих наших педагогов (среди которых автор не может не назвать своих сценических воспитателей – Б. В. Зона и Т. Г. Сойникову).

Выбрать из множества упражнений наиценнейшие, сгруппировать их, как-то классифицировать – дело сложное. Предоставим времени упорядочить актёрский тренинг в соответствии и с практическими задачами актёрского воспитания, и с уровнем современной науки о человеке. Попробуем – пусть временно! – разделить упражнения по психофизиологическому принципу, памятуя о тренинге «памяти пяти чувств», завещанном Станиславским.

Да, сегодня уже ясно, что человек обладает не только традиционными «пятью чувствами», но ещё и многими иными, не традиционными, и даже – предполагаемыми. Все же сохраним этот нынешний психофизиологический ориентир. Другого-то ведь нет!

Подробный разговор об этом – ниже, а теперь перейдем к самим упражнениям. Для изложения их содержания столь вольная и пёстрая форма полудиалога-полуинструкции избрана не затем, конечно, чтобы навязать точный способ выполнения каждого упражнения и единственно верные слова в объяснение их. Хотелось только дать определяющую канву, показать различные возможности, заложенные в упражнениях. В рамках темы каждого из них, безусловно, необходимы любые изменения его сюжета, любые объяснения его смысла – это будут диктовать конкретные условия урока и творческая интуиция педагога, конкретные индивидуальные особенности ученика, настраивающего свой психофизический актёрский инструмент.

В трудной, кропотливой работе актёра над своей психотехникой пусть не забывается настойчивое требование Станиславского: познайте свою природу, дисциплинируйте её!

Надо сказать и о порядке работы над совершенствованием актёрской творческой психотехники, о порядке освоения первичных элементов органического действования. Стремясь к наиболее полному охвату всех сторон психотехники, педагог (и актёр) будут пользоваться упражнениями из разных разделов в произвольном порядке, в зависимости от различных задач, возникающих именно в данной группе или у данного актёра. Главное – понять, усвоить цели актёрского воспитания, помочь осуществлению сверхзадачи самовоспитания актёра: раскрыть и как можно более полно развить свои творческие возможности!

Эта книга задумана как путеводитель по разнообразным дорогам самовоспитания, узнавания и расширения природных возможностей человека, стремящегося жить в искусстве.  Во второй части книги любознательный читатель найдет заметки по теории тренинга. Пусть он не посетует на стилистическую пестроту изложения. Дело в том, что многие вопросы обязывали к языку науки, психофизиология потребовала обилия специальных терминов, а житейские примеры звали к простоте слога. Вот и получилось немножко пёстро!»

Гиппиус С.В., Актёрский тренинг. Гимнастика чувств, СПб, «Прайм-Еврознак», 2006 г., с. 16-26.