Инструкция по работе с Контекстной панелью

Когнитивный диссонанс по Леону Фестингеру

Леон Фестингер публикует книгу: A theory of cognitive dissonance, Stanford University Press.

Словосочетание «когнитивный диссонанс» происходит от английских терминов: «cognition» - знание + «dissonance» - несоответствие, разногласие. Само явление изучалось Леоном Фестингером в 1957 году для объяснения изменений мнений, убеждений как способа устранения смысловых конфликтных ситуаций. 

Конитивный диссонанс есть состояние, возникающее в ситуации, когда человек одновременно располагает двумя психологически противоречивыми «знаниями» (мнениями, понятиями) об одном объекте.

«Сам Леон Фестингер начинает изложение своей теории с такого рассуждения: замечено, что люди стремятся к некоторой согласованности как желаемому внутреннему состоянию. Если возникает противоречие между тем, что человек знает, и тем, что он делает, то это противоречие стремятся как-то объяснить и, скорее всего, представить его как непротиворечие ради того, чтобы вновь достичь состояния внутренней когнитивной согласованности. Далее Л. Фестингер предлагает заменить термин «противоречие» на «диссонанс», а «согласованность» на «консонанс», поскольку эта последняя пара терминов кажется ему более нейтральной, и теперь сформулировать основные положения теории. Она может быть изложена в трёх  основных пунктах:

а) между когнитивными элементами может возникнуть диссонанс; 

б) существование диссонанса вызывает стремление уменьшить его или воспрепятствовать его росту (иногда используется выражение «сгладить противоречия» - Прим. И.Л. Викентьева); 

в) проявление этого стремления включает: или изменение поведения, или изменение знаний, или осторожное, избирательное отношение к новой информации.

В качестве иллюстрации приводится ставший уже нарицательным пример с курильщиком: человек курит, но вместе с тем знает, что курение вредно; у него возникает диссонанс, выйти из которого можно тремя путями:

а) изменить поведение, то есть бросить курить; 

б) изменить знание, в данном случае - убедить себя, что все рассуждения о вреде курения как минимум преувеличивают опасность, а то и вовсе недостоверны; 

в) осторожно воспринимать новую информацию о вреде курения, то есть попросту игнорировать её».

Степанов С.С., Популярная психологическая энциклопедия, М., «Эксмо», 2005 г., с. 303-304.

 

ПРИМЕР когнитивного диссонанса. «Зиновию Гердту одна из его жён привезла из-за границы машину с правосторонним рулём. Это сейчас таких машин тьма-тьмущая, а тогда их по Москве ходили считанные единицы. И вот едут они с каких-то посиделок: Гердт слева, вполне весёлый, а жена за рулём справа. Где-то «нарушили», подбегает гаишник, и Гердт, как любой автомобилист, начинает с ним собачиться: ничего, мол, не нарушали, правильно ехали... Конечно, гаишник моментально унюхал: «Что такое?! Пьяный за рулём?! Гердт ему тут же: «А где вы видите руль?» Тот заглядывает - руля нет. Глаза у гаишника, по словам Гердта, сделались безумные, и Гердт, великий мастер импровизации смешного, добивает его окончательно: «Молодой человек, я всегда, когда выпью, руль передаю жене!»

Львович Б.А., Акстёрская курилка, М., Издательский дом «Подкова», 2000 г., с. 66.

ПРИМЕР когнитивного диссонанса.  «В пытках с применением идеологических и культурных артефактов американцы не новаторы. Пожалуй, самые изысканные методы психологического воздействия использовались во время гражданской войны в Испании в 1936-1939 годах. О них поведал испанский историк и искусствовед Хосе Миликуа. В тюрьмах на улицах Вальмайор и Сарагоса в республиканской Барселоне были специальные камеры, названные «цветными». В них не было окон, а стены и потолки были расписаны копиями сюрреалистических и абстракционистских работ Кандинского, Васарели, Клее, Иттона. Самой жестокой из пыточных картин была репродукция плаката Сальвадора Дали к кинофильму «Андалузский пес» Луиса Бунюэля. На плакате был изображен раскрытый глаз, который режут бритвой. Заключенные франкисты вынуждены были часами рассматривать разноцветные геометрические абстракции. Через некоторое время у людей расшатывалась психика, и они начинали давать признательные показания.  Ноу-хау пыток искусством принадлежит французскому музыканту и художнику Альфонсу Лауренсику, который сам же и воспроизводил сюрреалистические шедевры на стенах казематов. О своем открытии влияния цвета и линий на психику человека он поведал в 1939 году на суде. Франкисты оценили новаторство Лауренсика - француза расстреляли».

Чикирис О., Как узнают подноготную, журнал «Всё ясно», 2005 г., N 26, с. 23.

 

Замечу, что судя по текстам Леона Фестингера, он не знал более ранних исследований  в школе И.П. Павлова по экспериментальным неврозам.