Импрессинг по В.П. Эфроимсону

По аналогии с эффектом импринтинга для для животных Конрада Лоренца,  В.П. Эфроимсон  подобный эффект для человека называет импрессингом:    «Импрессинг иногда пожизненно, но всегда - на очень долгий срок определяет многие мотивы  деятельности человека, его цели, его ценностную шкалу».

«Но какова бы ни была роль генетических и социальных факторов в наличии потенциальной гениальности, никто не может усомниться в том, что потенциальный гений нуждается в целом ряде внешних условий для развития своих задатков и ещё одном ряде внутренних условий для их реализации. Подчеркивая примат социальных факторов в развитии и реализации гения, В.П. Эфроимсон определяет их четырьмя условиями.

1. Становление в детско-подростково-юношеском периоде твердых ценностных установок. Это подкрепляется фактором «импринтинга» (который у В.П. Эфроимсона, как было сказано выше, называется «импрессингом»), то есть яркого впечатления в особо чувствительном периоде человека, подсознательно действующего и направляющего в последующей жизни.

2. Выбор деятельности в соответствии с индивидуальными дарованиями.

3. Оптимальные условия для развития этих дарований, иногда активно созданные, даже вопреки социуму.

4. Наличие благоприятных социальных условий (социального заказа, «спроса») для самореализации.

В зависимости от этих социальных причин гениальных людей различают как «гениев потенциальных, развившихся и реализовавшихся».

Частота зарождения потенциальных гениев и замечательных талантов определяется цифрой порядка 1:2000 - 1:10 000. Частота потенциально развившихся гениев, получивших высокую оценку, исчисляется цифрами порядка 1:1 000 000. Частота же гениев, реализовавшихся до уровня признания их творений или деяний
гениальными, исчисляется цифрой 1:10 000 000. Иными словами, В.П. Эфроимсон подсчитал, что гении рождаются один на 10 тысяч, а становятся ими один на 10 миллионов родившихся. Условия среды и воспитания здесь оказывают самое различное влияние: подавляют либо помогают гению раскрыться. «Изучение биографий и патографий гениев всех времён и народов приводит к неумолимому выводу: гениями рождаются.

Однако только ничтожно малая доля народившихся потенциальных гениев в гениев развивается. И из подлинных, несомненных гениев лишь ничтожная доля реализуется... Зарождение потенциального гения прежде всего проблема биологическая. Развитие гения - проблема биосоциальная. Реализация гения - проблема социобиологическая».

Рассматривая социальные факторы в качестве главных условий развития гения, необходимо остановиться на вопросах, связанных с взаимообусловленностью гения от биологических, природных факторов: «для гениальности нужны «лишь» условия развития и реализации, да внутренний допинг».

Какие же внутренние стимулы способствуют гениальности? В.П. Эфроимсон называет 5 специфических «стигм» гениальности, характеризующих анатомо-морфологические и биохимические параметры человека:

1. Фактор гиперурикемической (подагрической) стимуляции умственной деятельности - нарушение гомеостаза, обусловленное повышением в крови содержания мочевой кислоты.

2. Синдром Марфана - имеет место повышенный выброс в кровь адреналина.

3. Синдром Морриса - повышение содержания в организме половых гормонов андрогенов.

4. Гипоманиакально-депрессивный синдром - наличие своеобразных поведенческих реакций с резкими подъемами и спадами настроения.

5. Гигантолобость и высоколобость - увеличение лобных долей мозга.

Как видим, из 5 механизмов гениальности - 4 из них являются биохимически-гормональными (гиперурикемические, гормональные, гипоманиакальные), а 1 как компонент эктоморфной конституции. Некоторые деятели имели одновременно два, а некоторые даже три фактора наивысшей активности».

Цитируется по: Пешкова В.Е., Феномен Гения, Ростов-на-Дону, «Феникс», 2006 г., с. 59-61.

 

ПРИМЕР импрессинга. Известный физик пишет о происходящем в 30-х годах XX века в СССР: «Из процессов я ещё вспоминаю процесс над маршалами. Особенно мне запомнилось, как Тухачевскому приписывали крамольные слова, что если бы у него было три мушкетёра, он захватил бы Кремль. Эта фраза произвела на меня тогда большое впечатление, я её оценил и запомнил. Но в дальнейшей жизни я неоднократно убеждался, что для того, чтобы совершить что-то серьёзное, достаточно не трёх, а всего одного мушкетёра. Правда, даже этого одного мушкетёра бывает очень трудно найти, так что требования Тухачевского были сильно завышены. Три мушкетёра - это непозволительная роскошь, но если есть хотя бы один, можно сделать очень большие дела».

Халатников И.М., Дау, Кентавр, и другие, М., «Физматлит», 2008 г., с. 8.


Импринтинг у человека.