Инструкция по работе с Контекстной панелью

Об учёном незнании по Николаю Кузанскому

После того, как Николай Кузанский побывал в Константинополе, где собрал греческие рукописи  и общался с неоплатониками, он написал трактат: Об учёном незнании / De docta ignorantia, ставший впоследствии одной из наиболее известных его работ.

Здесь, кроме многочисленных теологических положений, содержится ряд мировоззренческих идей, которые получили развитие у последующих авторов:

а) об «учёном незнании», являющимся альтернативой схоластическому «знанию»:  

«…Сократ убедился, что он знает только о своём незнании; премудрый Соломон утверждал, что все вещи сложны и неизъяснимы в словах; а ещё один муж божественного духа сказал, что мудрость и место разума таятся от глаз всего живущего. Поскольку это так и даже глубочайший Аристотель пишет в «Первой философии», что природу самых очевиднейших вещей нам увидеть так же трудно, как сове - солнечный свет, то ясно, если только наши стремления не напрасны, что всё, чего мы желаем познать, есть наше незнание. Если мы сможем достичь этого в полноте, то достигнем знающего незнания. Для самого пытливого человека не будет более совершенного постижения, чем явить высшую умудренность в собственном незнании, всякий окажется тем ученее, чем полнее увидит свое незнание. Ради этой цели я и взялся за труд написать кое-что о научении такому незнанию».

б) о развёртывании – свёртывании;

в) о взаимосвязи всех природных явлений;

г) о совпадении противоположностей;

д) о бесконечности Вселенной (на эти идеи позже опирался Джордано Бруно);

е) о человеке как микрокосме и т.п.

В трактате Николай Кузанский отмечает, что «…способ, каким мы получаем наше знание, состоит в сравнении и сопоставлении того, что нам неизвестно, с тем, что нам известно. Этот способ вполне оправдывает себя, пока познаются вещи конечные. Однако по-другому обстоит дело, когда познаются вещи бесконечные, - таково большинство абстрактных объектов, объектов не чувственных, а мыслимых.

Надо признать, указывает мыслитель, что познание бесконечного прямым путём невозможно. В признании этого факта и состоит «учёное неведение», отличающееся как от наивного гносеологического оптимизма людей недалёких, так и от пессимизма, не признающего за человеком способности адекватно познавать мир. Если к познанию бесконечного прямой путь принципиально отсутствует, то следует искать косвенный, «обходной» путь. Этот путь может быть только ступенчатым, поскольку посредствующими звеньями в нем будут выступать конечные вещи. Однако цепь конечных вещей должна быть выстроена особым образом: от отдельных вещей к их видам, далее к их родам, к ещё более общим родам и т. д.

Но и косвенный путь имеет свои ограничения. Человеческий разум не в состоянии усмотреть истину бесконечного во всей её полноте и ясности. Цепь конечных вещей не открывает истину, а символизирует её. Подлинное познание символично по своей сути. Символ - это предмет видимый, но представляющий сознанию предметы невидимого мира, мира бесконечности. Человеческое знание не столько открывает истину, сколько символизирует её, «свидетельствует» о ней - Николай Кузанский в своих воззрениях опирается на древнюю идею о том, что «любое существует в любом» и всё существует во всём.

Во второй части своего учения мыслитель исходит из существования абсолютного максимума. По самому своему определению он не изменяется ни от каких конечных операций: ни прибавление, ни убавление не мешает ему оставаться тем же абсолютным максимумом. Будучи в этом смысле неделимым, он совпадает с абсолютным минимумом. Абсолютный максимум и абсолютный минимум есть одно и то же. Следовательно, в Боге, поскольку Он бесконечен, все различия и противопоставления тварного мира исчезают. Бесконечность, то есть Бог, есть Истина во всей полноте. Однако совпадение противоположностей в бесконечности возможно - но лишь потенциально - и в тварном (земном) мире. Характерно, что Николай Кузанский не распространяет понятие бесконечного на физическую Вселенную: бесконечность - безусловный и актуальный атрибут Бога. Решительные шаги к признанию бесконечности физической Вселенной, крайне важные для последующего развития физики и астрономии, были впоследствии сделаны Коперником и Бруно.

Внимание к проблеме бесконечного приводит Николая Кузанского к понятиям бесконечно малого, предела и суммы бесконечно малых. Мыслитель разрабатывает структурно-математический метод, ставший непосредственной предпосылкой математического анализа - одной из фундаментальных математических теорий. Отправным пунктом структурно-математического метода является понятие «бытие-возможность». Бытие-возможность есть «дифференциал всего мирового бытия». Это сжатый (или стянутый) максимум, и как таковой он представляет собой подобие высшего, божественного максимума.

Понятие бытия-возможности позволяет Николаю Кузанскому представить мир не как совокупность вещей, а как процесс. Рассмотрение мира в качестве процесса, обоснованное этим учёным, стало впоследствии одной из предпосылок научного познания мира».

Шаповалов В. Ф., Философия науки и техники: о смысле науки и техники и о глобальных угрозах научно-технической эпохи, М., «Фаир-Пресс», 2004 г., с. 63-66.

 

Позже, в 1449 году Николай Кузанский написал «Апология учёного незнания», где ответил на критику трактата «Об учёном незнании».