Технология написания книги по Александру Дюма

«... одним из первых писателей, кто стал освобождаться от черновой работы, Был Дюма-отец. Именно этим можно объяснить его колоссальную творческую производительность.

Наиболее полное собрание сочинений этого автора насчитывает 301 том.


Есть историки литературы, которые утверждают, что вообще никто толком не знает, сколько романов написал и издал Дюма. Его «новшества» при создании литературных произведений были двоякими. С одной стороны, он просто покупал у Огюста Маке и ряда иных лиц написанные ими материалы. Затем, частично переработав, выпускал их в свет под своим именем.

Среди романов, которые были так изданы, числятся такие шедевры, как «Три мушкетёра», «Граф Монте-Кристо». С другой стороны, Дюма собирал группу своих постоянных помощников, распределял между ними работу по написанию задуманного им романа, а затем объединял, склеивал и обрабатывал, написанные ими части.

Известно достаточно много таких помощников (например, Жерар де Нерваль). Сам Дюма говаривал, что у него «столько помощников, сколько было маршалов у Наполеона».

В то время многие писатели пользовались трудом таких помощников. А. Моруа отмечает, что среди них были такие гиганты, как Виктор Гюго и Жорж Санд. Однако только Дюма сумел правильно и разумно организовать процесс подобного рода и получить при этом поразительные результаты. Не случайно в широкой памяти из всех писателей, которые пытались использовать помощников при написании романов, Дюма запомнился больше всех.

То же самое можно сказать и об Эдисоне.

Коллективный процесс у Дюма был настолько отлажен, что, по свидетельству того же А. Моруа, Сент-Бёв называл творчество Дюма «литературной фабрикой».

А. Моруа говорит: «Никто не читал всех произведений Дюма (прочесть их так же невозможно, как и написать)». В то же самое время творческий вклад Дюма в создаваемые коллективно произведения несомненен.

Он умел правильно разбить сюжет на части, мастерски владел диалогом. Вряд ли кому-либо придёт в голову говорить нам о нём как о Строганове и Гурьеве, именами которых названы блюда, предложенные их поварами. Аналогично никто не сравнивает Эдисона с Самюэлем Морзе, который не столько разработал, сколько финансировал создание соответствующей телеграфной азбуки.

В то же время, когда у Дюма в нужный момент под рукой не оказывалось квалифицированных помощников, у него появлялись и «развесистая клюква», и «селёдка, выловленная в Переяславском озере», и другие нелепости такого же рода.

Так что помощники были действительно нужны. Иначе с такой скоростью работать было бы невозможно. Ведь Дюма иногда публиковал в газетах одновременно несколько романов. Тут и запутаться нетрудно!

Возросшая производительность труда Дюма как писателя была связана также и с тем, что все исторические изыскания и проверки проводил не он, а его помощники. Кстати, нечто похожее практиковал и Виктор Гюго. Дюма вкладывал в писательское дело, кроме своего стиля и имени, огромное творческое умение писать занимательно.

Тем не менее уследить за всеми перипетиями сюжета ему было непросто. В результате д'Артаньян, в конце «Двадцати лет спустя» произведенный в капитаны мушкетёров, в следующем романе, действие которого происходит через десять лет, вновь оказывается лейтенантом, и автору затем приходится объяснять эту несуразность.

Дюма даже создал специальную технику «контроля за сюжетом». С этой целью для каждого нового действующего лица изготавливалась небольшая картонная фигурка, на которой отмечались ранения. Она устанавливалась на письменном столе писателя. В случае гибели литературного героя, его фигурка укладывалась на стол. Можно сказать, что Дюма создал одну из первых, а может быть, и самую первую, полноценную «бригаду», использовавшую труд «литературных негров».

Отметим, что Дюма печатал свои романы в газетах. Ему не случайно приписывают появление термина «продолжение следует».

В расширительном смысле Дюма можно считать одним из создателей идеи современных сериалов».

Романенко В.Н., Никитина Г.В., Предтечи (биографические уроки), СПб, «Норма», 2015 г., с. 35-36.

 

Мастер-класс И.Л. Викентьева по написанию книг.