Ошибки мышления: обобщение, опущение и искажение по Джону Гриндеру и Роберту Бэндлеру

«НЛП заимствовало понятия «глубинные структуры» и «поверхностные структуры» из теории трансформационной грамматики Наума Хомского (Chomsky, 1957, 1966).

По Хомскому, мысли, понятия и идеи (глубинные структуры) не являются неразрывно связанными с каким-либо конкретным языком, но могут быть выражены различными лингвистическими средствами (поверхностными структурами). Английское слово house, французское chez и испанское casa, к примеру, относятся к одному и тому же понятию и данным нашего опыта. Точно так же фразы «Кошка гналась за крысой» и «За крысой гналась кошка» относятся к одному и тому же событию, несмотря на различия в последовательности слов.

Сложные идеи и мысли выходят на поверхность (в язык) после ряда преобразований, с помощью которых они превращаются в хорошо оформленные предложения и словосочетания. (Высказывание « За гналась крысой кошка» состоит из тех же самых слов, что и «За крысой гналась кошка», однако не обладает «хорошей формой»).

Подобные преобразования выступают в роли фильтра для глубинных структур.

Как писали Бэндлер и Гриндер в первом томе «Структуры магии», движение от глубинных структур к поверхностным обязательно включает процессы опущения, обобщения и искажения информации: «Наиболее глубокий парадокс человеческого устройства, как мы считаем, заключается в том, что одни и те же механизмы позволяют нам выживать, расти, меняться, испытывать радость - и вместе с тем придерживаться весьма убогой модели мира. И за то и за другое отвечает способность манипулировать символами, т. е. создавать модели. Таким образом, одни и те же механизмы позволяют людям совершать самые неординарные и уникальные действия и в то же время блокируют наш дальнейший рост, если мы ошибочно принимаем модель мира за реальность.

Мы можем выделить три основных механизма этого процесса: обобщение, опущение и искажение.

Обобщение представляет собой механизм, отъединяющий элементы или части индивидуальной модели от исходного опыта так, что они начинают представлять целую категорию, частным примером которой являлся этот опыт. Наша способность к обобщению чрезвычайно важна для взаимодействия с миром... Этот же механизм способен привести к созданию, например, такого правила, как «Не показывай своих чувств».

Опущение - механизм, с помощью которого мы избирательно обращаем внимание на одни измерения нашего опыта, исключая при этом другие. Возьмем, к примеру, нашу способ ность фильтровать шум в комнате, где одновременно разговаривают несколько человек, чтобы услышать голос одного из них... Опущение сводит мир к таким пропорциям, чтобы мы могли чувствовать свою власть над ним. В одних контекстах подобное усечение может оказаться полезным, в других же - становится источником болезненных переживаний.

Искажение - механизм, изменяющий наше восприятие сенсорных данных. Например, фантазия позволяет нам заранее подготовиться к определённым переживаниям... Этому механизму обязаны своим существованием все художественные произведения человечества... Подобным образом все великие романы, все революционные открытия науки основаны на способности передёргивать факты или искажать окружающую действительность».

Гриндер и Бэндлер предположили, что при преобразовании глубинных структур в поверхностные необходимо некоторое искажение или потеря информации. В языке подобные процессы сопутствуют переходу глубинных структур (зрительные и слуховые образы, тактильные ощущения и другие сенсорные репрезентации, которые хранятся в нервной системе) в поверхностные структуры (слова, знаки и символы, которые мы выбираем для описания или представления первичного сенсорного опыта).

Это связано с тем, что созданные с помощью мозга и языка модели окружающего мира являются не самим миром, а его репрезентациями. Однако в вербальных поверхностных структурах находят отражение и выражение многие важные ключи к глубинным структурам.

Созданная Бэндлером и Гриндером метамодель позволяет работать с поверхностными структурами языка, чтобы помочь человеку обогатить свою модель мира через восстановление глубинных структур и связей между ними и исходным опытом.

НЛП расширило использование понятий «глубинные структуры» и «поверхностные структуры» за пределы лингвистических процессов и репрезентации. В теории НЛП глубинные структуры складываются из сенсорных и эмоциональных переживаний, или «первичного опыта». НЛП рассматривает язык как «вторичный опыт», т. е. как часть нашей модели мира, производную от первичного опыта.

Символы, движения, песни, мимика и другие аспекты нашего поведения так или иначе являются формами поверхностных структур, используемых для выражения наших глубинных структур, и подвержены различным формам опущения, искажения и обобщения.

В качестве примера взаимосвязи между глубинными и поверхностными структурами: большинство из нас учится писать правой или левой рукой. Однако если этот навык уже усвоен, он может быть немедленно передан другим частям тела. В частности, практически любой из нас может вполне сносно написать на песке собственное имя большим пальцем левой ноги или нарисовать буквы, держа карандаш во рту (разумеется, с определенной долей искажения), несмотря на то, что физическое строение этих частей тела совершенно различно. Глубинная структура, относящаяся к форме букв, не привязана ни к какой конкретной части организма. Её можно обобщить до многих поверхностных структур.

Таким образом, различные поверхностные структуры могут служить отражением одной и той же глубинной структуры».

Роберт Дилтс, Моделирование с помощью НЛП, СПб, «Питер», 2001 г., с. 31-34.

 

Ограничивающие убеждения и рациональная психотерапия по Альберту Эллису