Смайлс Сэмюэл Великобритания

Творческая плодовитость великих людей по Самуэлю Смайлсу

«Александр фон Гумбольдт отличался также почти неистощимой плодовитостью. Он работал невероятно много, а запас приобретённых им сведений был поистине необъятен. В течение дня у него накапливалось столько дел, что он не мог с ними справиться и был принужден работать ночью или рано поутру, пока все ещё спали. За тридцать последних лет своей жизни он неизменно вставал летом в четыре часа, и хотя в старости природа брала своё и учёный был принуждён оставаться в постели до восьми часов утра, однако он работал за полночь почти до смерти, наступившей в девяностолетнем возрасте. Познания Гумбольдта были универсального характера и обнимали преимущественно все отрасли природоведения. В одном из своих торжественных изречений он перечисляет три необходимых условия для путешествия с образовательной целью: ясность духа, любовь к какой-нибудь отрасли научной деятельности и способность наслаждаться общением с дикой природой. Действительно, его собственная жизнь и труды наглядно подтверждали справедливость этого указания.

В молодости Гумбольдт прошёл курс горного дела и металлургии, после чего некоторое время исправлял должность начальника горного округа в Байрейте. В свободные часы он писал научные статьи по различным предметам для немецких журналов, а сверх того подготовлял важное ботаническое сочинение о фридбургской флоре. В ту же эпоху жизни им были написаны и напечатаны «Исследования о мышцах и нервных волокнах», а также трактат о подземных газах. Чувствуя пламенное желание путешествовать в далёких странах, ещё не исследованных европейцами, учёный оставил свою должность в горном ведомстве, чтобы отплыть в Южную Америку вместе с Бонпланом. Там эти два натуралиста около пяти лет скитались по обширным областям, ещё не исследованным и не описанным с научной стороны. По возвращении в Европу, Гумбольдт поселился в Париже, где употребил двенадцать лет на то, чтобы разобрать и привести в систему огромное количество собранных им фактов. Плодом этого труда явилась подготовка и издание многих капитальнейших сочинений.

Впоследствии учёный посетил Италию, Англию, Европейскую и Азиатскую Россию и обнародовал результаты своих наблюдений во многих ценных трудах. В заключение, на семьдесят шестом году он приступил к «Космосу», где в поэтическом единстве воплотил сущность своих познаний, приобретённых в течение целой жизни. […]

Количество работы, исполненной некоторыми людьми, независимо от её качества, принимало иногда громадные размеры. Ричардом Бакстером написано сто сорок пять различных сочинений, по его собственным словам, «в сутолоке всех прочих моих занятий».

Дефо беспрерывно выпускал брошюры и книги. Чальмерс сообщает список ста семидесяти четырех различных произведений его пера, хотя многие из них представляют только брошюры и мало известны теперь. Девять томов «Обозрения» в четвертую долю листа были все написаны собственной рукой автора. Разумеется, большая часть его сочинений забыта, как это обыкновенно бывает с произведениями каждого слишком плодовитого писателя. Они по большей части исчезают вместе с обстоятельствами, которые вызвали их к жизни. Лишь немногим, пожалуй, именно тем, которые менее всего оценены по достоинству при своем выходе в свет, и суждено было перейти к потомству. Такова была судьба знаменитого «Робинзона Крузо». Эту книгу пересылали от одного книгопродавца к другому и везде она встречала отказ. Между тем это сочинение больше всех прочих обещает увековечить в литературе имя Дефо.

Можно назвать необычайно плодовитых авторов, в настоящее время совершенно позабытых. Таков удел Принна, автора «Гистриомастикса». Было вычислено, что от наступления возмужания до дня смерти он сочинял, компилировал и печатал средним числом по восьми страниц в четвёртую долю листа ежедневно. Любопытнее всего, что его сочинения пользовались в свое время чрезвычайной популярностью: находились издатели, рисковавшие платить по несколько сотен фунтов стерлингов за один том. Теперь же эти произведения почти никому неизвестны, кроме разве что библиофилов.

Сочинения некоторых плодовитых авторов оставались, впрочем, совершенно неизвестными и в их собственное время. Некто случайно заикнулся доктору Кемпбеллю, автору «Политического Обозрения Великобритании», что он желал бы иметь собрание его сочинений. И что же? На следующее утро к его дому подъехал целый воз с сочинениями доктора Кемпбелла, а к ним был приложен счет более чем на семьдесят фунтов!

Отец Сведенборга, епископ Снидберг, почти не давал отдыха печатному станку. «Я думаю, - говаривал он, - что и на десяти возах не увезти всего, что я написал и напечатал на собственный счёт». Сын его Эммануил был плодовитым писателем и напечатал в течение своей жизни более шестидесяти сочинений, причем некоторые из них были отделаны крайне тщательно.

Аббат Прево написал более ста семидесяти томов, хотя читается из них до сих пор только один его роман - «Манон Леско». Ганс Сакс, немецкий башмачник и писатель, был одним из трудолюбивейших людей; кроме башмаков, которые он шил и починял, этот литератор сочинил и издал около двухсот комедий, трагедий и фарсов и около семисот басен, аллегорических рассказов в стихах и поэм религиозного и светского содержания. Мозер, немецкий компилятор прошлого столетия, оставил после себя четыреста восемьдесят сочинений, из которых семнадцать ещё не изданы до настоящего времени. Другой немецкий автор по фамилии Крюниц составил совершенно один (!) Энциклопедию, которая ко дню его смерти в 1796 году доходила до семидесяти двух томов в большую осьмушку листа.

Достоинство трудов Бюффона общепризнанно; его сочинения, изданные после его смерти, составили тридцать шесть томов в четвертую долю листа; зато, по его словам, он «провел пятьдесят лет жизни за своим письменным столом»; Гиббон употребил пятнадцать лет усидчивого труда на сочинение и обработку своей книги «История упадка и падения Римской Империи». Д-р Робертсон, эдинбургский учёный, был также прилежным тружеником - великим как по качеству,  так и по количеству своих произведений».

Самуэль Смайлс, Сочинения в 2-х томах. Жизнь и труд, или Характеристики великих людей, Том 2, М., «Терра», 1997 г., с. 51-52 и 58-59.