Инструкция по работе с Контекстной панелью
Россия (СССР)

Алкогольное / наркотическое опьянение и творчество по В.С. Дерябину

«... доказательством связи переживаний положительного чувственного тона с физиологическими процессами служит возможность вызывать их при помощи ряда химических веществ: алкоголя, опия, гашиша и др. По всему земному шару люди с незапамятных времен прибегали к разным веществам, чтобы хоть временно вызвать у себя состояние радости, веселья, счастья и уйти от всех своих горестей и печалей, забыть серенькую, опостылевшую жизнь. Чаще всего для этой цели люди прибегали к алкогольным напиткам, и в первую очередь к вину. «Вино веселит сердце человека». Поэты в стихах бесчисленное количество раз прославляли вино как источник радости и веселья. Люди пьют при радости и горе, пьют с тоски и для храбрости. Весёлое настроение вызывается главным образом в начале действия алкоголя и держится более длительно при слабых и средних дозах (в стадии возбуждения).

Ход опьянения характеризуется постепенно нарастающим торможением коры головного мозга.

В начальной стадии опьянения   (стадия   возбуждения)   со  стороны соматической отмечается учащение сердечной деятельности, расширение сосудов, покраснение лица. С психической стороны - приятное ощущение тепла, веселое настроение (эйфория), оживление, говорливость, склонность к остротам (язык «развязывается»); если это на банкете, то скоро перестают слушать оратора, говорят сразу, перебивая друг друга. В течение 20-30 минут после приёма алкоголя в умеренном количестве ход ассоциаций ускорен. Они появляются в изобилии, но, подобно тому как это наблюдается при гипоманиакальном состоянии, носят поверхностный характер. Преобладают внешние ассоциации: по созвучию, цитаты, поговорки, рифмы, аллитерации, стереотипные сочетания. Руководящая роль коры головного мозга слабеет, и в первую очередь слабеют процессы торможения, исчезают задержки. «У пьяного что на уме, то и на языке». Пьяный легко выбалтывает то, что в трезвом виде никогда не сказал бы, например об интимных сторонах своей или чужой жизни.

Бодлер указывает, что известные напитки обладают способностью безгранично усиливать индивидуальность мыслящего существа, создавая как бы новую индивидуальность. «Плохой человек становится от вина отвратительным, тогда как добрый делается превосходным» (Шарль Бодлер, Искания рая, СПб, 1908 г., с. 178).

Стадия возбуждения скоро переходит в стадию паралича высшей корковой деятельности. У пьяного критика настолько снижена, что его вполне удовлетворяет окружающая обстановка и собеседники.

Трезвому пребывание в пьяной компании доставляет мало удовольствия. Печаль, тоска, вызванные причинами личной жизни, могут исчезнуть в связи с ослаблением функций коры, но зато выступают «глубинные» подкорковые свойства личности. Один остаётся добродушен, другой начинает проливать пьяные слёзы, у третьего выступает агрессивность, которая хорошо компенсировалась в трезвом виде.

Характерные для личности «глубинные» свойства обычно проявляются и при повторных опьянениях. Чувство гордости, обычно умеряемое, выходит наружу в виде хвастовства, нелепой обидчивости, в желании показать себя. Низшие влечения, освободившись от торможения, получают такое проявление, какого не бывает в трезвом состоянии. С повышенной лёгкостью проявляется при опьянении, например, половое влечение.

Мы не будем говорить о парализующей фазе действия алкоголя на психику, так как радостное, веселое настроение в этой фазе обычно отсутствует. Подводя итог, можно сказать: алкоголь у многих (но не у всех) вызывает весёлое настроение, которое особенно сильно бывает выражено у лиц, конституционально расположенных к таким реакциям. Изменение настроения при действии алкоголя выступает на фоне нарастающего ослабления высшей психической деятельности, вследствие усиливающегося отравления коры головного мозга. Из всех химических средств, которыми человек вызывает состояние веселья, алкоголь - самое доступное и наименее разрушительное для организма.

Однако это «наименее разрушительное» средство при хроническом употреблении ведёт к понижению интеллекта до алкогольного слабоумия включительно, к ослаблению воли, к огрублению и упадку личности.

Из других химических веществ мы коснёмся лишь опия и гашиша. Действие опия также различно в зависимости от индивидуальности. Бодлер говорит, что наслаждения, доставляемые опием, носят «необыкновенно серьёзный, торжественный отпечаток» (1908, с. 96). Крепелин отмечает, что наблюдаемая при действии опия «жизнь в грезах», возможно, родственна тому, что мы называем экстазом, причем совершенно отсутствует стремление к действию. Душевная жизнь при этом сводится к сновидным обманам чувств и к мыслям, которые сопровождаются чувством высшего счастья и почти всегда имеют религиозное содержание. Образы при этом не вызываются произвольно, а являются сами с навязчивой настойчивостью. Рюмке приводит описание действия опия на одного мужчину, который после употребления его часто впадал в длительные грёзы. «Бывало, что я от восхода до заката солнца сидел без движения и без желания двигаться у открытого окна, из которого мог видеть море и в расстоянии мили - Ливерпуль. Город Ливерпуль был землёй, которую я оставил позади себя, с ее заботами и ее могилами, но не совсем потерял из глаз и не совсем забыл. Беспрерывно слегка движущийся и покрытый нежным, как голубь, покоем океан был точным образом души, которая его рассматривала, так как мне казалось, что я стою далеко от сутолоки жизни, от всякого возбуждения, освобождённый от всякой лихорадки и всякой борьбы. Пролетела суббота тишины, было дано освобождение от всех человеческих трудов и работы. Здесь сорвал я надежды с тропы жизни, обвеянный миром могилы, и вкушал плоды живого духа, страхи которого растаяли в покое ... наслаждался в бесконечной деятельности бесконечного покоя» (Riimke H., Zur Phanomenologie und Klinik des Gluckgefuhls. Berlin, 1924, 98 S).

Крепелин говорит о переживаниях под влиянием опия состояний, близких к экстазу, а в приведенном выше случае личность не была охвачена чувством счастья, но переживала какое-то своеобразное состояние, в котором особенно выступало чувство покоя.

С точки зрения психофизиологического анализа психических переживаний, наблюдаемых при отравлении гашишем, обращают на себя внимание симптомы возбуждения вегетативной нервной системы. Бодлер (1908) рисует такую картину: «Глаза расширяются и как бы стремятся выступить из орбит в неудержимом экстазе. Лицо покрывается бледностью, становится влажным и зеленоватым. Губы сжимаются, сокращаются и, кажется, сейчас войдут внутрь. Глубокие, хриплые вздохи вырываются из груди... Чувства приобретают необычайную тонкость и остроту. Глаза проникают в бесконечность» (с. 183).

Выпячивание глазных яблок, побледнение кожи указывают на возбуждение симпатической нервной системы. Вероятно, от той же причины возникает обострение чувствительности органов чувств, о чем писалось выше.

Рисуя печальные последствия увлечения гашишем, Бодлер (1908) упоминает о расслабленных, утомленных органах, упавших нервах, щекочущих приступах плача, невозможности отдаться труду и неспособности к проявлению воли. Бодлер в особенности указывает на поражение воли - самой драгоценной из способностей человека.

Десятки веков люди прибегали к химическим средствам получения веселья и «счастья» и десятки веков люди боролись с этим, так как алкоголь и наркотики способствуют упадку личности и разложению общества. Это знали и это использовали. В своё время опием в огромных размерах пользовались японцы в Китае как оружием для нанесения смертельного удара противнику, и в борьбе с этой опасностью правительство Китая прибегло к драконовым законам для защиты страны. Жестоким наказаниям подвергались и торговцы, и курильщики опия. Более двух тысяч хозяев притонов для курения было подвергнуто смертной казни.

Тот факт, что при помощи фармакологических воздействий на нервную систему можно получить целую гамму переживаний положительного чувственного тона: и хорошее самочувствие, и чувство удовольствия и веселья, и радостное настроение, и чувство счастья, доходящее до состояния, близкого к экстатическому, - всё это с наглядностью эксперимента показывает, что эти переживания связаны с реакциями нервной системы, в настоящее время ещё в недостаточной степени исследованными».

Дерябин В.С., Психология личности и высшая нервная деятельность: психофизиологические очерки, М., «Урсс», 2010 г., с. 174-176.