Инструкция по работе с Контекстной панелью

Творческие навыки у детей по Хосе Антонио Марине

«… четыре главных навыка, которые должен приобрести ребёнок. Если он их не приобретает, у него возникают трудности с поведением. Если он не может их приобрести, возникают более или менее серьезные патологии.

Первый навык: умение сдерживать эмоциональный порыв. Как мы уже усвоили, ребёнком движут импульсы, побуждающие его действовать. Первый главный навык состоит в том, чтобы ребёнок от порыва желания не переходил непосредственно к действию. Мы научились не позволять нашим желаниям или нашим эмоциям управлять нами, противостоять могучей энергии стимула, не убивать, когда испытываем ярость, не убегать, когда испытываем страх, и не поддаваться унынию. У импульсивных людей эта способность отсутствует, и нельзя считать, что они в своих действиях свободны. Обсессивно-компульсивные расстройства ясно об этом свидетельствуют.

Но если речь не идёт о патологии, то тогда импульсивность можно укротить. С этой целью успешно применяется техника «самонаставлений». Ребёнка обучают давать указания самому себе и выполнять их.

Второй навык: умение размышлять. Почему так важно сдерживать импульсы? Потому что это дает нам время задуматься, то есть приложить наши знания к ситуации и проверить, на верную дорогу увлекает нас инстинкт или нет. Локк чётко видит в торможении импульсов начало свободы: Ведь если ум преимущественно, как очевидно из опыта, имеет силу откладывать выполнение и удовлетворение любого из своих желаний и, следовательно, всех, одного за другим, то он свободен рассматривать их объекты, изучать их со всех сторон и сравнивать с другими. В этом заключается свобода человека. От неправильного пользования ею происходят все разные недоразумения, заблуждения и ошибки, в которые мы впадаем в нашем житейском поведении и в своих стремлениях к счастью.

Изначально свобода - это возможность сказать нет.

Я вовлечён в некую ситуацию, мои желания подталкивают меня к выбору определённого пути, я прекращаю активные действия, чтобы понять, какой позиции мне придерживаться, отыскиваю в своей памяти информацию о возможных последствиях моих действий или реальных альтернативах. Поиски - одна из главных задач разума. Пока игрок размышляет над своим ходом, он перебирает возможные варианты и оценивает их. Размышлять не то же самое, что листать каталог туристического агентства и колебаться между Канкуном и Шри-Ланкой. Это прежде всего умение придумать альтернативу или, по крайней мере, отыскать её среди сценариев действий, усвоенных нами или предоставленных нам нашей культурой. Поэтому размышлять означает искать.

Третий навык: умение решать. Однако размышлять не значит решать. Решение - это разрыв, отделение, прыжок. Прыжок после стольких размышлений? Да. В этом акте и состоит самоопределение. Но как и почему мы решаем? На этот вопрос трудно ответить, потому что акт решения не поддаётся анализу (Это утверждение - типовой миф о творческой деятельности - Прим. И.Л. Викентьева). Кажется, оно неожиданно возникает, словно некий указ, не связанный с предыдущими событиями. Проницательный и веселый философ Дэниел Деннет объясняет:

«Многие решающие моменты в нашей жизни не сопровождались сознательными решениями. Когда кто-то говорит себе: «Я решил согласиться на эту работу», он уверен, что сообщает себе о чём-то, что недавно сделал, однако память демонстрирует ему только то, что вчера он ещё колебался, а сегодня - уже нет. Решение, по-видимому, возникло в какой-то момент этого интервала. Где оно родилось?»

Решить загадку непросто, но я попытаюсь. Думаю, что все происходило так: после размышлений неожиданно возникло решение: я соглашусь на эту работу. Кто принял решение? Генерирующий разум. Он настолько умён? Да. Принятие решения сродни ещё одному замечательному акту генерирующего разума, о котором я уже говорил и который также носит мгновенный характер, хотя и является кульминацией длительного процесса. Я имею в виду понимание текста. Я не могу сказать: «Сейчас я пойму это математическое доказательство» или «Через полчаса я пойму эти аргументы». Значит, я не способен влиять на акт понимания? Именно так. Если речь идёт о математическом доказательстве, то я могу повторить его, попросить помощи у математика, попытаться разобраться в нём на других примерах, вспомнить похожие доказательства, проверить, понимаю ли я все термины, проявить упорство, выучить самые основные понятия. Приходится немало потрудиться, и вдруг je tombe sous le sens, меня осеняет. Сам язык улавливает внезапность происходящего. В один миг все эти разрозненные термины принимают единые, гармоничные, наполненные смыслом очертания. Я понял. Единственное, что я сделал по собственной воле, - это не позволил себе капитулировать и вовремя применил свои стратегии. В сфере действий происходит нечто подобное. Исполнительный разум одобряет решение генерирующего разума либо отвергает его. Если одобряет, то возникает феномен согласия. Торможение прекращается, обе инстанции - генерирующий и исполнительный разум - объединяются, и тогда, освободившись от помех, в дело вступает мотивация.

Мы снова видим, что наиболее мощная компетенция исполнительного разума состоит в том, чтобы получать указания от генерирующего разума, подвергать их оценке, принимать или отвергать, причём в последнем случае либо отвергать окончательно, либо требовать, чтобы генерирующий разум подыскал альтернативы. Это, несомненно, простой и эффективный механизм, который может быть воспроизведен компьютером. В волевом акте нет ничего загадочного. Просто-напросто появляется контролер, который разрешает или запрещает проход. Очевидно, что чем богаче опыт, тем лучше решения, поскольку исполнительный разум ничего не придумывает, а лишь задерживает, оценивает, разрешает пройти либо просит представить новый план.

Четвёртый навык: реализация проекта. Ещё одной ошибкой прежней теории воли было чрезмерное внимание к моменту решения, в то время как в стороне оставался такой ответственный этап, как реализация проекта. Чересчур много говорилось о «волевом акте», тогда как следовало бы говорить о «волевых действиях». Будучи временным процессом, поведение обладает собственной динамикой. Оно может усиливаться или, наоборот, затухать. В этой связи следует подчеркнуть значение двух навыков, усиливающих две способности: способность отсрочить вознаграждение и способность переносить напряжение.

В 1960 году Уолтер Мишел предпринял исследование с целью определить, какое влияние оказывает способность откладывать получение награды. Он провел тестирование детей в возрасте четырёх лет, а затем наблюдал за их развитием вплоть до окончания ими средней школы. Выяснилось, что дети, которым в четыре года удавалось отложить награду (например, не съесть сразу конфету), превосходили в успеваемости тех, кто действовал импульсивно. Они лучше излагали свои мысли, лучше аргументировали, концентрировались, строили планы и выполняли их, а также больше стремились к знаниям. Бросалось в глаза, что они получали гораздо более высокие баллы в тестах на интеллект, причем разница составляла более 20 баллов. По результатам теста на отсрочку вознаграждения, проведенного в четырёхлетнем возрасте, можно точнее предсказать количество баллов, которое будет набрано в SAT (тест перед поступлением в университет в США), чем по коэффициенту интеллекта, который был у ребёнка в четыре года. Это подсказывает, что умение отложить награду сильно влияет на интеллектуальный потенциал. Слабый контроль над импульсами в детстве - верный предсказатель криминальной биографии в будущем, более верный опять же, чем коэффициент интеллекта. То, что Мишел описывает как «отсрочку поощрения, применение к себе и направленную на достижение определенной цели», возможно, представляет собой самую суть эмоционального саморегулирования: умение сдержать порыв во имя какой-то цели.

Вторая важная сторона этого вопроса, которую я хочу затронуть, относится к способности переносить трудности. Она вырабатывается сложным, но необходимым воспитанием. Мы часто отправляем детям послание о том, что неприятных вещей быть не должно, тем самым как бы говорим им, что требующие больших усилий действия неправомерны и должны быть исключены. Этот вопрос исследован в психотерапии под названием «господство стресса».

Хосе Антонио Марина, Воспитание таланта, М., «Астрель»; «Corpus», 2012 г.,  с. 228-235.

 

Формирование двух и более моделей поведения по И.Л. Викентьеву