Определение сверхчеловека по С.С. Аверинцеву

«Понятие европейской идеалистической традиции: человек, в духовном и физическом отношениях превзошедший возможности человеческой природы и представляющий собой качественно иное, высшее существо.

Представление о cверхчеловеке уходит корнями в мифы о «полубогах» и «героях», а также в мистериальные культы, обещавшие посвящаемому возведение в ранг божества; необходимо отметить также обожествление эллинистических и римских правителей (Лукиан иронически применяет к деспоту термин «cверхчеловек») и доктрину стоицизма о мудреце как идеальном носителе всех совершенств, лишённом человеческих слабостей.

Однако главные моменты истории идеи cверхчеловека связаны с историей христианства, в особенности христианских ересей, а в Новое время, напротив, с историей полемики против христианства. Для ортодоксального христианства cверхчеловек - это прежде всего Иисус Христос (неоднократно обозначаемый так в текстах представителей патристики, в частности у Псевдо-Дионисия Ареопагита), а также, в перспективе, «облекшийся во Христа» христианин, которому обещано, что он через смирение придёт к непредставимому преображению своей человеческой сущности и богоподобию. Эти мотивы усиленно акцентируются в ересях гностицизма и монтанизма (II век); один монтанистский текст настаивает, что праведника, вошедшего в Царствие Божие, надо называть не «спасённым», но «cверхчеловеком».

Идея cверхчеловека переосмысляется в идеологии Возрождения, где намечаются три линии:

- cверхчеловек как «божественный» и всемогущий художник;

cверхчеловек как маг - властитель тайн природы (тип Фауста);

cверхчеловек как носитель абсолютной политической власти, манипулирующий людьми по законам свободного от догм и морали разума (тип «Государя» Макиавелли).

Вторая и третья линии сливаются в пафосе английского драматурга К. Марло («Трагическая история доктора Фауста», «Тамерлан Великий»); они подвергнуты критике в трагедиях Шекспира (крах «макиавеллистов» Яго и Макбета, отказ мага Просперо от своей власти). В немецкую культуру термин «cверхчеловек» входит с XVII века через христианскую традицию («Духовные досуги» лютеранского теолога Г. Мюллера, 1664); у Гердера, Гёте и других представителей немецкой классики и романтики он употребляется для характеристики «гения», неподвластного обычным человеческим законам.

Ницше придаёт понятию «cверхчеловека» абсолютное значение, одновременно освобождая его от всякого конкретного содержания. Приход cверхчеловека, интерпретируемый Ницше одновременно как высшее метафизическое свершение и как следующий за человеком этап биологической эволюции (cверхчеловек относится к человеку как человек к обезьяне), объявляется смыслом человеческого бытия, вообще смыслом «земли»; cверхчеловек есть альтернатива «последнему человеку» - персонажу антиутопии Ницше, карикатуре на коллективизм; при этом cверхчеловек абсолютно чужд как религиозным обязательствам перед Богом, так и социальным обязательствам перед людьми.

Различные интерпретации cверхчеловека после Ницше повторяют и только пародируют три линии развития образа cверхчеловека в культуре Возрождения.

Творящий по произволу «свой» мир идеальный художник авангардизма - вырождение идеала «божественного» гения.

Ни с чем не сообразующийся в своём манипулировании людьми «вождь» фашизма - вырождение идеала макиавеллиевского «Государя».

Герой тривиальной литературы научно-фантастического типа («супермен»), мощь которого неограниченно расширена возможностями небывалой техники, - вырождение идеала ренессансного «мага»».

Аверинцев С.С., София-Логос.Словарь, Киев, «Дух и Литера», 2006 г., с. 384-385.