Возникновение движения «Бури и натиска»

Движение Бури и натиска / Sturm und Drang возникло в Германии в 70-х годах XVIII века  и получило название по одноимённой драме немецкого писателя Фридриха Максимилиана фон Клингера.

В отличие от «культа разума», свойственного эпохе классицизма, участники этого движения провозглашали в качестве эталона «бурного гения» - как пример ими часто  приводился Прометей. Считалось, что настала пора изображать сильные характеры, сильные страсти… 

Идеологической основой нового движения послужили работы Иоганна Георга Гамана и Иоганна Готфрида Гердера.

Первый из названых писал тольо небольшие статьи, а последний написал серию работ о народной поэзии (в том числе, в 1772 году трактат: О происхождении языка).

«Гердер - один из значительнейших деятелей эпохи «Бури и натиска». Он борется с теорией литературы и философией эпохи Просвещения. Просветители верили в человека культуры. Они утверждали, что только такой человек должен быть субъектом и объектом поэзии, считали достойными внимания и сочувствия в мировой истории только периоды высокой культуры, были убеждены в существовании абсолютных образцов искусства, созданных художниками, в максимальной степени развившими свои способности (такими совершенными творцами были для просветителей античные художники). Просветители считали задачей современного им художника приближение через подражание к этим совершенным образцам.

В противоположность всем этим утверждениям Гердер полагал, что носителем подлинного искусства является как раз не культивированный, но «естественный», близкий к природе человек, человек больших, не сдерживаемых рассудком страстей, пламенного и прирождённого, а не культивированного гения, и именно такой человек должен быть объектом художественного изображения.

Вместе с другими иррационалистами 70-х гг. Гердер необычайно восторженно относился к народной поэзии, Гомеру, Библии, Оссиану и, наконец, Шекспиру. По ним рекомендовал он изучать подлинную поэзию, ибо здесь, как нигде, изображён и истолкован «естественный» человек. […]

Романтики отвели истории и изучению национальных языков и обычаев главное место в науках о человеке. В 1773 году Гердер и Гёте издали сборник «О немецком характере и искусстве», в который вошли статьи о Шекспире как национальном поэте и о народных песнях. С этого началось всеобщее увлечение национальной историей, фольклором, изучением народного быта.

Ирина Сироткина, Классики и психиатры. Психиатрия в российской культуре конца XIX-начала XX века, М., «Новое литературное обозрение», 2008 г., с. 189.

 

В 1781 году И. Г. Гердер в работе: О влиянии поэтического искусства на нравы народов в старые и новые времена, выдвинул теорию гения, творчество которого всегда абсолютно свободно и самобытно.

«Гердер выдвигает понятие гения преимущественно в полемике против нормативной  эстетики: «Поэт, бог драмы! Часы на башне не отбивают тебе положенный срок,  ты сам творишь границы времени и пространства, и если ты способен создать  целый мир, который существует лишь во времени и пространстве, тогда ты  найдешь в нем самом меру его времени и пространства; в тот мир ты должен  ввести зачарованных зрителей, внушив им эту меру, или ты будешь тем, о чем я  уже сказал выше, - то есть чем угодно, только не драматургом». Примером  такого гения для Гердера является Шекспир. Вместе с тем Шекспир для Гердера всеобъемлющ, как природа. «Он говорит языком всех возрастов и всех человеческих характеров». Мир шекспировских образов Гердер соотносит с понятием бога у Спинозы.

«Это - Пан,  Вселенная!», - восклицает он. И эта характеристика Шекспира в категориях  спинозовского пантеизма свидетельствует о преклонении Гердера равно как  перед английским драматургом, так и перед голландским мыслителем. Гердер, как и Лессинг, резко ополчается против классицизма. Но, противопоставляя Шекспира французским классицистам, Гердер не просто утверждает его превосходство. Он исходит из своего учения о самобытности - национальной и исторической. Дело не в том, что французы неправильно  понимали принципы античной драмы, а в том, что и создатели античной драмы, и  Шекспир, и сами французские классицисты творили в разных условиях. Для  Гердера ясно, что, если бы Аристотель видел драмы Шекспира, он создал бы  особую теорию, отличную от той, которая была сформулирована на основе  художественного опыта Софокла.

Сама античность рисовалась Гердеру иначе, чем его предшественникам. Разделяя глубокое восхищение огромными художественными ценностями, созданными древними греками, Гердер, однако, не склонен подчеркивать некую  исключительность античной культуры, как Винкельман и Лессинг. Гомер и Софокл  созданы временем.

На современников произвела большое впечатление  гердеровская характеристика гомеровского эпоса как отражения патриархальной  стадии в развитии человечества. «Эпос принадлежит детству человечества», -  пишет Гердер в своей работе о Гомере. В период «Бури и натиска» гердеровское  восприятие Гомера сочеталось с руссоистской идиллией естественного  состояния, и в таком сплаве эти две идеи запечатлены в романе Гёте  «Страдания юного Вертера». Гердер видит отражение патриархального мира не  только у Гомера, но и в «Поэмах Оссиана» и в Библии. Библия для него не  священная книга, а памятник литературы древних евреев».

Тураев С. В., Гердер и движение «Бури и натиска» / История всемирной  литературы в 8-ми томах,  Том 5, М., «Наука»,  1988 г., с. 213.

 

Деятелей искусства, относивших себя к движению «Бури и натиска», называли «штюрмерами» (от немецкого Stürmer -«бунтарь, буян»).

Так или иначе в движении «Бури и натиска» участвовали: Иоганн Георг Гаман, Иоганн Вольфганг Гёте, Фридрих Максимилиан Клингер, Фридрих Шиллер и другие.

Далее это понимание гения было подхвачено людьми искусства и быстро распространилось по Европе.