Инструкция по работе с Контекстной панелью
Платон Древняя Греция

Метафора несовершенства познания как тени на стенах пещеры по Платону

Платон отверг тезис Протагора: «Человек - мера всех вещей», поскольку «…нельзя ценить человека больше, чем истину». Он ввёл научную метафору несовершенства познания как теней на стенах пещеры, многие века использующуюся европейцами:

«… ты можешь уподобить нашу человеческую природу в отношении просвещённости и непросвещённости вот какому состоянию... посмотри-ка: ведь люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, где во всю её  длину тянется широкий просвет. С малых лет у  них там на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят  они только то, что у них прямо перед глазами, ибо повернуть голову они не  могут из-за этих оков. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огня,  который горит далеко в вышине, а между огнём и узниками проходит верхняя  дорога, огражденная - глянь-ка - невысокой стеной вроде той ширмы, за  которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают  кукол.

- Это я себе представляю.

- Так представь же себе и то, что за этой стеной другие люди несут различную  утварь, держа её  так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи, и  всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. При  этом, как водится, одни из несущих разговаривают, другие молчат.

- Странный ты рисуешь образ и странных узников!

- Подобных нам. Прежде всего разве ты думаешь, что, находясь в таком  положении, люди что-нибудь видят, своё ли или чужое, кроме теней,  отбрасываемых огнём на расположенную перед ними стену пещеры?

- Как же им видеть что-то иное, раз всю свою жизнь они вынуждены держать  голову неподвижно?

- А предметы, которые проносят там, за стеной; Не то же ли самое происходит  и с ними?

- То есть?

- Если бы узники были в состоянии друг с другом беседовать, разве, думаешь  ты, не считали бы они, что дают названия именно тому, что видят?

- Непременно так. - Далее. Если бы в их темнице отдавалось эхом всё, что бы ни произнес любой  из проходящих мимо, думаешь ты, они приписали бы эти звуки чему-нибудь  иному, а не проходящей тени?

- Клянусь Зевсом, я этого не думаю.

- Такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых  мимо предметов.

- Это совершенно неизбежно.

- Понаблюдай же их освобождение от оков неразумия и исцеление от него, иначе  говоря, как бы это всё у них происходило, если бы с ними естественным путём  случилось нечто подобное.

Когда с кого-нибудь из них снимут оковы, заставят его вдруг встать,  повернуть шею, пройтись, взглянуть вверх - в сторону света, ему будет  мучительно выполнять всё это, он не в силах будет смотреть при ярком сиянии  на те вещи, тень от которых он видел раньше.

И как ты думаешь, что он скажет, когда ему начнут говорить, что раньше он видел пустяки, а теперь, приблизившись к бытию и обратившись к более подлинному, он мог бы обрести  правильный взгляд? Да ещё  если станут указывать на ту или иную мелькающую  перед ним вещь и задавать вопрос, что это такое, и вдобавок заставят его  отвечать! Не считаешь ли ты, что это крайне его затруднит и он подумает,  будто гораздо больше правды в том, что он видел раньше, чем в том, что ему  показывают теперь?

- Конечно, он так подумает».

Платон, Государство  / Собрание сочинений в 4-х томах, Том 3, М., «Мысль», 1994 г., с. 295-296. 

 

Картина мира по Платону