Амосов Николай Михайлович

1913 - 2002

Россия (СССР)

Русский кардиохирург, учёный-медик.

Работал над проблемами искусственного интеллекта .

«Всю жизнь Амосов пытался довести медицину до уровня точных наук. В 1960 году  он основал и возглавил отдел биологической кибернетики в Институте  кибернетики. Его волновала возможность создания искусственного разума,  модель человека, модель общества, модель общественных отношений. От зарплаты  у себя в клинике, работая её научным руководителем, делая по шесть операций  в неделю, Амосов отказался, получая её только в Институте кибернетики.  Однажды в санпропускнике клиники вывесили объявление, собственноручно  написанное Амосовым на белом листе бумаги: «К сведению больных и их  родственников! Убедительно прошу и настаиваю: не приносить дорогих цветов и  прочих подарков. Амосов». Объявление куда-то исчезло. Написал новое - и его  постигла та же участь. Вскоре выяснилось: больные уносили листы с подписью  Амосова как сувенир - на память. Новое объявление взяли под стекло в рамку».

Светлана Самоделова, Сердце, вывернутое на изнанку, газета «Московский комсомолец»  от 17.01.2003 г.

 

«... Вполне возможно создание искусственной мыслящей системы, построенной из других элементов, но в итоге воспроизводящей ту же высшую программу - мышление».

Амосов Н.М., Моделирование мышления и психики, «Наукова думка», Киев, 1965 г., с. 43.

 

«В 1957 году в Мексике Амосов впервые увидел операцию на сердце с  искусственным кровообращением. Возможностей купить аппарат искусственного  кровообращения у советских хирургов не было. И тогда инженер Амосов создал  аппарат собственной конструкции, его тут же сделали на одном из киевских  заводов. В клинике торакально-грудной хирургии, которую возглавлял Амосов,  началась «большая сердечная хирургия». Сначала оперировали врождённые  пороки, потом начали протезировать клапаны. В 1962 году Николай Михайлович  принес в клинику купленную в Америке нейлоновую рубашку. Из вырезанного  куска нейлона профессор смастерил створки митрального клапана, который  впервые в Союзе вшил больному. Спустя три года Амосов создал и первым в мире  стал использовать искусственные клапаны с покрытием».

Светлана Самоделова, Сердце, вывернутое на изнанку, газета «Московский комсомолец»  от 17.01.2003 г.

«Я сделал более пяти тысяч операций только на сердце, и примерно каждый десятый пациент умер (я брался только за сложные вмешательства с искусственным кровообращением). Ну вот и считайте - пять сот-то покойников наверняка есть. Если похоронить их на одном кладбище - страшное дело!»

Д.И. Гордон интервью с Николаем Амосовым, в Сб.: Поговорим. История и частная жизнь в диалогах, М., «Эксмо», 2006 г., с. 39.

 

Подводя итоги жизни сам Н.М. Амосов писал:

«Источник превращения стаи в общество - творческий разум. Он породил речь, изготовление орудий, научил добывать огонь. Жить стало легче, стая возросла в размерах, сначала - до уровня племени, а потом - народа. Но одновременно усложнилось управление. Возникли и властная и военная элиты, элементы специализации труда и первые ремесленники. Потом - торговцы и предприниматели. Агрессивность человека не уменьшилась, изобретение собственных языков ещё больше отделило своих от чужих. Плюс - оружие. Войны стали более жестокими. Появились пленные, рабы. К собирательству и охоте добавилась собственность: скотоводство, а потом земледелие. Грабёж, захваты чужих земель, их богатства и рабов стали основным средством становления крупных государств. Территории превратились в царства. Чтобы держать порядок понадобились войска, боги, заповеди, а потом и законы, закреплявшие «справедливость» обменов: жертвовать частью свободы ради безопасности. А чтобы законы были одинаковые для всех подданных, нужны знаки и письмена. Может быть, они и стали началом цивилизации: сообщество обрело собственную память, отделённую от личных разумов старейшин и жрецов. История человечества - это поток самоорганизации отношений, со сменой идеологий. Последовательно сменялись права сильных, знатных, богатых и, наконец, пролетариев, допуская внутри элит каждого класса как диктатуру, так и демократию. Неизменным оставалось только творчество: накапливалась информация, усложнялись техника и труд, распространялось образование. Вот только мечты философов, чтобы им самим управлять государством, так и не сбылись!»

Амосов Н.М., Моё мировоззрение, М., «Аст»; Донецк «Сталкер»,  2003 г., с. 57-58.