Лотман Юрий Михайлович

1922 - 1993

Россия (СССР)

«Серость плодит серость
не по злому умыслу, 
а по самой своей природе.
Поэтому серость в  творческой сфере
отнюдь не безобидна. 
Она агрессивна…»

Ю. М. Лотман

 

Отечественный культуролог, филолог и семиотик.

Один из основоположников Тартуско-московской семиотической школы, с 1964 года - руководитель «летних школ» по семиотике, проводимых на спортивной базе Тартусского университета в посёлке Кяэрику. 

В 1960 году Ю.М. Лотман опубликовал статью: «Литературоведение должно быть наукой», которая переросла в программу Тартуской школы семиотики.

 

«Вопрос: Справочники пишут о Вас как об одном из создателей структурализма в советском литературоведении. Может быть, окажется возможным предельно просто объяснить самой широкой аудитории, что такое структурный метод анализа художественного произведения.

Ответ: Я не считаю себя «создателем». Структурные методы возникли давно. Вообще в науке вопрос «Кто первый?» всегда затруднителен и редко имеет смысл. На вторую часть вопроса я бы ответил так: можно ли заменить хорошую погоду танцами, стихотворение скульптурой или любовь тортом? Почему нет? Видимо, потому, что каждое из этих явлений обладает чем-то, что не переводится и не заменяется другим. Это «что-то» - структура данного явления. Следовательно, структура есть то, что отличает одно явление от другого. Но одновременно мы можем про десятки и сотни различных по величине и цене объектов сказать: «Это торт». И про чувства X к Y, А к В, D к Е сказать: «Это любовь», хотя чувства весьма отличны и люди разные. Почему? Потому, что в данных объектах мы выявляем общую (инвариантную) структуру. Следовательно, структура есть то, что объединяет, казалось бы, разные явления. Это и изучают структурные методы. Но великий швейцарский лингвист конца прошлого века Ferdinand de Saussure сказал, что всякая система общения между людьми (любую такую систему в семиотике называют языком) покоится на механизме сходств и различий. Следовательно, структурные методы не просто помогают проникнуть в сущность тех или иных явлений, но и раскрывают их функцию в человеческом общении, т. е. их общественную функцию».

Интервью Ю.М, Лотмана, эстонская газета «Noorte Hääl» от 28.02.1982 г., цитируется по книге: Егоров Б.Ф., Жизнь и творчество Ю.М., Лотмана, М., «Новое литературное обозрение», 1999 г., с. 352.

 

Значительно позже работ В.Я. Проппа, школа Ю.М. Лотмана «...перенесла на изучение литературы и всей культуры семиотический аспект лингвистического структурализма. Эти исследователи рассматривали культуру как знаковую систему, в которой за планом выражения они вскрывали план содержания. Они проникали в подсознание культуры, где творческая свобода и индивидуальная воля были ограничены внутренними законами знакового поведения, присущими данной культуре. За парадной, официальной, идеологизированной символикой и соответственными формами поведения они вскрывали реальный подтекст, самими носителями культуры часто неосознаваемый и далеко не всегда им приятный. Они прослеживали смену этих знаковых систем, их обусловленность социально-экономическими сдвигами и традицией».

Клейн Л.С., История археологической мысли в 2-х томах, Том 2, СПб, Изд-во СПбГУ, 2011 г., с. 65.

Сам Ю.М. Лотман вспоминал: «Принцип Летней школы не равен принципу конференции или симпозиума. Он состоит в том, что ученые собираются и определённый период живут вместе. Вся Летняя школа - цепь разговоров. Центры их - залы заседаний, где задаются темы, определяются точки зрения и лагери. А затем обсуждения продолжаются в самых разных местах и формах. Это создавало непосредственную и исключительно плодотворную обстановку. Участники школ не считали себя носителями законченных знаний, а понятие школы предполагало открытость и постоянное взаимное обогащение».

Лотман Ю.М., Зимние заметки о летних школах, в Сб.: Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа, М., 1994 г., с. 295.

 

«Когда вы имеете дело с гениальным человеком, вы никогда не сможете очертить до конца возможности его будущего. Замечательно об этом сказано в набросках романа Л. Толстого о декабристах. После возвращения из Сибири в Москву одному из декабристов жена говорит замечательные слова: «Я могу предсказать, что сделает наш сын, а вот ты ещё можешь меня удивить». Вот эта способность удивлять - свойство гения. Гений - это не только романтическое и красивое слово, это довольно точное понятие. Гений отличается от других одарённых людей высокой степенью непредсказуемости. Это свойство гениальности в высшей степени присуще Пушкину. Из-за его ранней гибели, трагических обстоятельств обрыва его творчества, невозможно представить, что бы он мог сделать, если бы прошёл по жизни ещё шаг, два, десять...»

Лотман Ю.М., «Пушкин притягивает нас, как сама жизнь» / Воспитание души, СПб, «Искусство-СПб», 2003 г., с. 226.

 

«С чего начинается культура? Исторически - с  ограничений […] и людям, угнетённым своей серостью или своей социальной униженностью, очень хочется сбросить всё это, и тогда появляется толкование свободы как полной свободы от ограничений. Это и есть хамство».

Лотман Ю.М., Искусство даёт опыт неслучившегося, «Новая газета», от 04 - 06 марта, 2002 г.,  с. 5.

 

Ю.М. Лотман - автор 800 научных трудов.

 

Работа тартуской семиотической школы Ю.М. Лотмана - воспоминания В.С. Библера