Моисей

~1200 - ...

Древняя Иудея

Еврейский пророк. Согласно ветхозаветному преданию, Бог Яхве явился Моисею и говорил с ним из объятого пламенем  тернового куста  и возложил на Моисея задачу вывести евреев из Египта в Палестину.

«Моисей подготовил необходимые предпосылки для образования единого еврейского народа и создал национальную идеологию. Он считается отцом нации, заложившим религиозные, нравственные и законодательные основания исторического существования израильтян. Провозглашённая им религия покоится на монотеизме, нравственность - на любви к Богу и своему народу, законодательство - на принципе равного возмездия. Именно это - Бог, народ, справедливость, - основа учения Моисея. Вполне возможно, что человеку с критическим складом ума и не подверженному влиянию Библии образ Моисея предстаёт в весьма непривлекательном свете. Он способен на хитрость, обман, вероломство, убийство. Он вспыльчив, коварен, мстителен. Нередко он управлял своей паствой только с помощью кровавого насилия. Будучи диктатором, он никому не позволял усомниться в своей власти. Многие предписания Декалога, с точки зрения современного морального сознания, лишены нравственности. Но для того времени их создание явилось несомненным прогрессом. Это были моральные прозрения, воплощающие, несмотря на все их противоречия, мудрость тогдашнего человечества, наследие цивилизованных обществ того времени».

Шевелёв В.Н., Двенадцать евреев, которые изменили мир, Ростов-на-Дону, «Феникс», 2001 г., с. 44.

 

«... Моисей выступил перед евреями как строгий, или даже жёсткий, вождь, запретивший этому народу многие, привычные и удобные, да и доставшиеся от предков, обряды и ритуалы языческой, материнской веры.

Среди запретов - наиболее известный, связанный с поклонением тотемному животному, золотому тельцу. Для нас важно опять-таки отметить акцент Фрейда на том, что Моисей ввёл запрет поклоняться изображению, пусть и божественного свойства. Отныне Бог невидим - вот с чем столкнулись несчастные семиты, пребывавшие в потёмках плена египетского, и, кажется, и не помышлявшие об иной доле, чем этот мрак.

Важно, что слепоту порабощённых поддерживал языческий обряд поклонения видимому, изображаемому божеству. И напротив, начало осознания племенной группы как народа, стимул духовного роста связаны с этим запретом. Собственно, в великий многовековой исторический путь тронулись евреи после того, как перестали поклоняться очевидному, и развили в себе способность благодаря Моисею видеть невидимое духовным оком. Этот запрет «означал принижение чувственного восприятия в пользу некоего абстрактного представления, триумф духовности над чувственностью, в строгом смысле - запрет на влечения с его психологически неизбежными последствиями».

 

Колотаев В.А., Концепция искусства Л.Н. Толстого на фоне переходных процессов в художественном мышлении рубежа XIХ-XX веков, в Сб.: Переходные процессы в русской художественной культуре: Новое и Новейшее время / Отв. ред. Н.А. Хренов, М., «Наука», 2003 г., с. 303.

 

«Древнееврейское слово «нави» (пророк) относилось к человеку, который «высказывался», «выступал» - не от собственного имени, но в качестве «посланника» кого-то другого. Так, например, Библия повествует о том, что Моисей был косноязычен, и потому брат его Аарон должен был стать его «пророком», представителем, посланником Моисея в его противоборстве с египетским фараоном. Вдобавок к уже упомянутому значению (человек, говорящий от имени другого) слово «нави» использовалось для обозначения того, кто выступает не ради собственной пользы, но исходя из внутреннего побуждения, из ощущения своей социальной миссии, миссии справедливости. Такой человек убеждён, что говорит от имени Бога справедливости - Яхве».

Шмуэль Айзенштадт, Пророки. Их эпоха и социальное учение, М., «Параллели», 2004 г., с. 22.

 

Моисею не было суждено войти в землю Обетованную, умирая, он мог лишь бросить на неё последний взгляд.

«И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей...» (Второзаконие, 1; 34).

 

Единственным источником информации о Моисее служит библейский текст. Зигмунд Фрейд был склонен считать Моисея реальной личностью, и посвятил ему свою последнюю книгу: «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия».