Гоголь Николай Васильевич

1809 - 1852

Россия (СССР)

Русский и украинский писатель, драматург.

В 1839 году Н.В. Гоголь делится с товарищем самонаблюдением: «Странное дело, я не могу и не в состоянии работать, когда я предан уединению, когда не с кем переговорить, когда нет у меня между тем других занятий и когда я владею всем пространством времени, неразграниченным и  неразмеренным. Меня всегда дивил Пушкин, которому для того, чтобы писать, нужно было забраться в деревню, одному, и запереться. Я, наоборот, в деревне никогда ничего не мог делать, где я один и где я чувствовал скуку...»

Вересаев В.В., Гоголь в жизни. Систематический свод подлинных свидетельств современников / в 4-х томах, Том 4, М., «Правда», 1990 г., с. 61.

 

 «У Гоголя поразительно созданные сложные слова, можно сравнить со сложными словами периода «плетения словес»: «умно-худощавое слово» («Мёртвые души»), «обоюдно-слиянный поцелуй» («Тарас Бульба»), «глухо-ответная земля» («Тарас Бульба»); «длинношейный гусь» («Сорочинская ярмарка»), «короткошейная бутылка» («Коляска»), «древнеразломанные горы» («Страшная месть»), «зелёнолиственные чащи» («Мёртвые души»), «трепетнолистные купола» («Мёртвые души»), «дюженогие запорожцы» («Тарас Бульба»)».

Лихачёв Д.С., Раздумья о России, СПб, «Logos», 2001 г., с. 483.

 

В 1846 г., уже ближе к концу жизни, Н.В. Гоголь написал товарищу: «Учить мужика грамоте затем, чтобы доставить ему возможность читать пустые книжонки, которые издают для народа европейские человеколюбцы, есть действительно вздор. Главное уже то, что у мужика нет вовсе для этого времени. После стольких работ никакая книжонка не полезет в голову, и, пришедши домой, он заснёт как убитый, богатырским сном. Ты и сам будешь делать то же, когда станешь почаще наведываться на работы. Деревенский священник может сказать гораздо больше истинно нужного для мужика, нежели все эти книжонки. Если в ком истинно уже зародится охота к грамоте, и притом вовсе не затем, чтобы сделаться плутом-конторщиком, но затем, чтобы прочесть те книги, в которых начертан Божий закон человеку, - тогда другое дело. Воспитай его как сына и на него одного употреби всё, что употребил бы ты на всю школу. Народ наш не глуп, что бежит, как от чёрта, от всякой письменной бумаги. Знает, что там притык всей человеческой путаницы, крючкотворства и каверзничества.
По-настоящему, ему не следует и знать, есть ли какие-нибудь другие книги, кроме святых»

Гоголь Н.В., Русский помещик / Выбранные места из переписки с друзьями, М., «Патриот», 1993 г., с. 133-134.

 

Литературные приёмы Н.В. Гоголя, выявленные Б.М. Эйхенбаумом


О болезни и странностях Н.В. Гоголя по М.М. Зощенко