Назаретян Акоп Погосович

1948 - ...

Россия (СССР)

Отечественный культуролог.

«XX век нанёс по идеологии прогресса чувствительные удары. Две мировые войны, завершившиеся созданием и практической апробацией беспримерной по убойной силе орудия, кошмар забытых было массовых геноцидов, экологический кризис, поставивший под вопрос дальнейшее существование цивилизации на планете... В таком контексте унаследованная от просветителей вера в человека, его разум и светлое будущее выглядит трагикомическим анахронизмом»

Назаретян А.П., Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. Синергетика социального прогресса, М., «Книжник», 1995 г., с. 8.

«Тем не менее, автор этой книги и её читатель существуют, и это самый тривиальный из всех мыслимых фактов, потому что никакой иной факт не дан нам с такой же эмпирической достоверностью. Встав на позицию солипсизма, можно усомниться в существовании внешнего мира, который есть только комплекс моих ощущений. Легко указать на элементы домысла или «интерпретации» в утверждениях о шарообразности Земли, об атомно-молекулярной структуре вещества или о существовании динозавров за 70 млн. лет до моего рождения. И даже в том, что в любой точке Галактики 5342x7835=41854570 (а кто проверял?).
Последнее, в чём я могу усомниться, - моё собственное существование здесь и теперь, и это самый сильный аргумент в бесконечном споре с солипсистом. Ибо, отказавшись усомниться в своём существовании, он продемонстрирует непоследовательность. Поддавшись же на провокацию оппонента, он попадает в ловушку Декарта: Сомневаюсь, значит, мыслю, а мыслю - значит, существую!
Классическое естествознание всеми правдами и неправдами стремилось игнорировать присутствие человека, исследователя, и на этом строилось его красивое здание.
И. Пригожин  иронически заметил, что присутствие человека в этом здании выглядело как своего рода ошибка природы. Лейтмотивом неклассического естествознания стало недоумение: субъект через все щели проникал в научную картину мира (ср. вопрос Эйнштейна: «Если мышь смотрит на Вселенную, изменяется ли от этого состояние Вселенной?»).
Для постнеклассической науки тезис «Я существую» становится исходным и фундаментальным. «Cogito, ergo mundus talis est» (Я мыслю - значит, таков мир) - эта формула Б. Картера получила широкое признание. Она означает, что «любая физическая теория, противоречащая существованию человека, очевидно, неверна». Смягчим немного: она заведомо неполна и нуждается в дополнительных гипотезах. […]
В итоге постнеклассическая наука ставит во главу угла вопросы, прежде немыслимые в солидной компании. Какими свойствами должна обладать космическая Вселенная, чтобы в ней могла образоваться живая клетка? Какими свойствами должна обладать биосфера, чтобы в ней образовалась экологическая ниша для существа, создающего искусственную среду, общество, культуру?
Наконец, какими свойствами должно обладать это искусственное новообразование, чтобы в нём мог появиться я, современник атомных боезарядов, достаточных для многократного уничтожения жизни на планете?
Последний вопрос и является ключевым в этой книге.
Факт моего существования столь же бесспорен, сколь и парадоксален. Потому что, по известным законам природы, биологический род, способный разрушать вмещающие ландшафты и подавлять всякое противодействие экосистемы, перекрывший на пять порядков вместимость естественной экологической ниши, обладающий сверхъестественной возможностью взаимных убийств и почти полностью лишённый инстинктивного торможения агрессии, не мог просуществовать так долго, чтобы дожить до меня.
Вопрос, как же ему это всё-таки удалось, не допускает тривиального ответа.
А чтобы найти содержательный ответ, нужно, не упуская из виду естественнонаучный контекст, под соответствующим углом зрения проанализировать многообразный материал культурной антропологии, исторической социологии, эволюционной и исторической психологии».

Назаретян А.П., Антропология насилия и культура самоорганизации: очерки по эволюционно-исторической психологии, М., «Либроком», 2012 г., с. 7-8.