Писарев Дмитрий Иванович

1840 - 1868

Россия (СССР)

«…что можно разбить, то и нужно разбивать; 
что выдержит удар, то годится,
что разлетится вдребезги,  то хлам;
во всяком случае, бей направо и налево, 
от этого вреда не будет и не может быть»

Д.И. Писарев, 1861 г.

 

Русский публицист, литературный критик, пропагандист идей дарвинизма.

«Блестящий публицист и литературный критик Дмитрий Писарев уже в четыре года свободно читал по-русски и по-французски, затем освоил немецкий. С начала 1860-х он стал ведущим сотрудником журнала «Русское слово». С этого момента началась его популярность и одновременно начались злоключения. В 1860 году в результате переутомления и неразделенной любви к своей кузине Р. Кореневой он четыре месяца провел в психиатрической лечебнице. После выздоровления успешно окончил Петербургский университет. В 1862-1866 годах за памфлет, содержавший призыв к свержению правительства и физическому уничтожению царской фамилии (нелегальный памфлет был написан в защиту А.И. Герцена – Прим. И.Л. Викентьева), Писарев находился в заключении в Петропавловской крепости, где продолжал активно работать и написал почти сорок статей».

Рыжков А., Криминальный талант, М., «Эксмо», 2006 г., с. 203-204.

 

Д.И. Писарев после ареста и анализа ситуации, пришёл к выводу, что массы не способны к революции в России и поэтому считал главной силой общественного прогресса науку и просвещение… Исходя из этой модели, он отводил искусству утилитарную роль,  а некоторые виды искусства: ваяние, балет и музыку считал просто бесполезными для человечества.

«Придавая решающее значение в историческом прогрессе науке, Писарев упрощённо трактовал соотношение между искусством и наукой: роль писателей сводилась им, в сущности, к популяризации передовых идей общественной и естественнонаучной мысли».

Памятники мировой эстетической мысли в 5-ти томах, Том 4, Книга 1, М., «Искусство», 1969 г., с. 375.

Критик отрицал значение творчества А.С. Пушкина для современности: «Пушкин пользуется своею художественною виртуозностью, как средством посвятить всю читающую Россию в печальные тайны своей внутренней пустоты, своей духовной нищеты и своего умственного бессилия». 1860-е годы - время, настойчиво требовавшее утилитарности и пользы от искусства. Его творцы, на знамени «которых было написано имя Чернышевского», безбоязненно - вслед за Писаревым - провозглашали, что «сапог выше Шекспира». Искусство своей целью ставило служение бедным людям, униженным и оскорблённым, несчастным и обездоленным. Это был благородный подвиг русских деятелей культуры, которые навсегда «обязали» себя быть «гражданином». Во главу угла ставили учительство и пользу от искусства. Перефразируя Оскара Уайльда, можно считать, что в искусстве главным становилось «что», а не «как», содержание заслоняло форму».

Биккулова И.А., Феномен русской культуры Серебряного века, М., «Флинт»; «Наука», 2010 г., с. 20.

«В истории русской литературы уже был момент, когда Писарев «упразднил» Пушкина, объявив его лишним и ничтожным. Но писаревское течение не увлекло широкого круга читателей и вскоре исчезло. С тех пор имя Писарева не раз произносилось с раздражением, даже со злобой, естественной для ценителей литературы, но невозможной для историка, равнодушно внимающего добру и злу. Писаревское отношение к Пушкину было неумно и безвкусно. Однако ж оно подсказывалось идеями, которые тогда носились в воздухе, до некоторой степени выражало дух времени, и, высказывая его, Писарев выражал взгляд известной части русского общества. Те, на кого опирался Писарев, были людьми небольшого ума и убогого эстетического развития - но никак невозможно сказать, что это были дурные люди, хулиганы или мракобесы. В исконном расколе русского общества стояли они как раз на той стороне, на которой стояла его лучшая, а не худшая часть».

Ходасевич В.Ф., Колеблемый треножник, М., «Советский писатель», 1991 г., с. 203.

 

Д.И. Писарев назвал буржуев - «надуванты». Слово это, однако, не вошло в обиход.

 

В студенческие годы Д.И. Писарев увлекался идеями Вильгельма Гумбольдта о роли свободной человеческой личности в истории, позже – пропагандировал идеи Чарлза Дарвина.