Гете Иоганн Вольфганг

Johann Wolfgang von Goethe (нем.)

1749 - 1832

Германия

«Что значит знать?
Вот, друг мой, в чём вопрос.
На этот счёт у нас не всё в порядке.
Немногих, проникавших в суть вещей,
И раскрывавших всем души скрижали,
Сжигали на кострах и распинали,
Как Вам известно, с самых давних дней».

И. В. Гёте, Фауст, часть I

«Гёте был душою своего столетия...»

Ральф Эмерсон, Нравственная философия,
Минск, «Харвест»; М., «Аст», 2000 г., с. 357-258.

 

Немецкий поэт, писатель, естествоиспытатель. Полное собрание сочинений (так называемое Веймарское) насчитывает 143 тома. Оставил после себя около 3150 стихотворений.

 

Работая при дворе герцога в Веймаре «Гёте были основаны или впервые «задействованы»: 1) библиотека, 2) собрание картин, 3) собрание эстампов, 4) нумизматический кабинет, 5) так называемая кунсткамера (содержащая антиквариат и курьёзы), 6) художественная школа, 7) параллельно с последней Литографический институт в Эйзенахе, 8) минералогический музей, включающий геологическое и палеонтологическое отделения, 9) зоологический музей, 10) остеологический музей, 11) музей человеческой анатомии, 12) ботанический музей, 13) ботанический сад, 14) физико-химический кабинет, 15) химическая лаборатория, 16) обсерватория, 17) ветеринарная школа, 18) университетская библиотека, 19) музей йенского общества естествоиспытателей. Содержательная сторона дела прояснится на одном лишь примере: минералогический музей в первые веймарские годы Гёте представлял собою крохотную и жалкую любительскую коллекцию: после его смерти это было уже одно из самых богатых и научно значимых собраний во всей Европе».

Свасьян К.А. Гёте, М., «Мысль», 1989 г., с. 38-40.

 

 

Интересно упоминание И.В. Гёте нескольких картин мира в «Фаусте»:

Написано: «Вначале было Слово» -
И вот уже одно препятствие готово:
Я слово не могу так высоко ценить.
Да, в переводе текст я должен изменить.
Когда мне верно чувство подсказало,
Я напишу, что Мысль - всему начало.
Стой, не спеши, чтоб первая строка
От истины была недалека!
Ведь мысль творить и действовать не может!
Не Сила ли - начало всех начал?
Пишу, - и вновь я колебаться стал,
И вновь сомненье душу мне тревожит,
Но свет блеснул, - и выход вижу я:
В Деянии начало бытия!

 

«В первоначальной рукописной редакции 1773-1775 годов Фауст Гёте также мятежный индивидуалист, «бурный гений», стремящийся к напряжённому и страстному переживанию жизни, «сверхчеловек» (Ubermensch), как называет его сам поэт».

Жирмунский В.М., История легенды о Фаусте / Легенда о докторе Фаусте, М.,-Л., Изд-во АН СССР, 1958 г., с. 502.


Но, вернувшись через много лет к продолжению трагедии, Гёте изменяет героя: он «... должен был... от узко личного подняться в область общечеловеческого, от «малого» в «большой мир» явлений исторической и общественной значимости» […] «Гёте перерастает рамки индивидуалистической идеологии немецкого буржуазного Просвещения XVIII века...».

Жирмунский В.М., История легенды о Фаусте / Легенда о докторе Фаусте, М.,-Л., Изд-во АН СССР, 1958 г., с. 504-505.

 

 

«Он - создатель сравнительной анатомии, современной морфологии растений, физиологической оптики, понятия гомологии, морфологического типа, метаморфоза, идеи ледникового периода (я опускаю целый ряд частностей, упоминание коих потребовало бы расширения перечня до отдельной главы)».

Свасьян К.А., Философское мировоззрение Гёте, М.,  «Evidentis», 2001 г., с. 86.

 


«Мерк говорил о нём: то, что он «прожил» - ещё более красиво, чем то, что он написал. «Тому, -  пишет биограф Гёте, - кто воочию видел великолепное, переливающееся бесчисленными цветами сияние, окружавшее эту личность, лучи его поэтической славы казались не более, как узеньким венком, вырезанным на этом ореоле. То же впечатление выносим и мы, люди позднейшего времени. Из всех его произведений самым богатым по содержанию, самым пленительным, более всего достойным удивления и восхищения представляется нам его собственная жизнь».

Бельшовский А., Гёте. Его жизнь и произведения, Том 1, СПб, Издание Л. Ф. Пантелеева, 1898 г., с. 5.

 

Иоганн Петер Эккерман / Johann Peter Eckermann [1792-1854] был секретарём И.В. Гёте. Его наиболее известная работа: Разговоры с Гёте в последние годы его жизни, 1823—32 / Gespräche mit Goethe in den letzten Jahren seines Lebens, 1823-32 - см.: Гёте о гениях

 

Учитель: И.Г. Гёрдер.

«Гёте считал себя последователем Спинозы, его учеником, его самым решительным почитателем. Шекспир, Спиноза и Линней - вот три кумира его юности, верность которым он пронес через всю жизнь и через все творчество: в поэзии (Шекспир), в философии (Спиноза), в естествознании (Линней). Верность не эпигона, а гения, который, вдохновляясь опытом предшественников, создает собственные миры».

Волков Г.И., Три лика культуры, М., «Молодая гвардия», 1986 г., с. 73.